Привет.

Кажется, что сменилась методичка и я неожиданно перевалил из возраста юнца прямиком в старость. Дело даже не в том, что ко мне все чаще обращаются по имени-отчеству, раньше так делали только силовики, у них это стандартный подход. Закавыка в том, что раньше ругали за молодость, отсутствие знаний и понимания чего-либо, теперь SMM освоили новые вершины — когнитивные расстройства, связанные с возрастом. Поменялись только тона, но смысл остался тем же — можно смело игнорировать все сказанное мной, так как… и далее по тексту. Всегда было интересно, почему бы не направить эту энергию на исправление каких-то реальных проблем в жизни, помощь детям, в конце концов, а не на этот бессмысленный SMM? С другой стороны, явно прослеживается социальная функция, обеспечиваю людей рабочими местами, предоставляю необходимый фронт работ.

На днях столкнулся с тем, что внутри одного из операторов запустили кампанию против всех своих коллег по рынку. Закупили кучу постов в небольших Telegram-сетках, причем наводненных исключительно ботами. Сотни сообщений, написанных под копирку, которые ругают других операторов. Прелесть этой подпольной борьбы в том, что никто эти сообщения не читает и никакого влияния ни на что они не оказывают. Сделано это для отчета какому-то большому начальнику, чтобы положить на стол цифры «народной» реакции. При этом сделано так, чтобы ненароком никого не обидеть, не вызвать ответ. Беспроигрышный вариант, как по мне, но такой же бессмысленный, по большому счету.

Каждый раз ищу смысл во всем, не всегда его нахожу, расстраиваюсь. Чтение советских газет не добавляет оптимизма, за реальность выдаются сказки и выдумки, которые тиражируют и распространяют. То Huawei уйдет в энный раз, то дефицит возникает на еженедельной основе, то цены на связь в десятый раз вырастут. Это как со скоростью работы смартфонов и компьютеров, каждый год они становятся все быстрее и быстрее во время презентаций, хотя уже лет пять, как все производители осознанно замедляют интерфейс. Очень хочется верить, что мы сможем вернуть в жизнь не просто распространение любой информации, а осознание ее и разумное потребление. С другой стороны, именно этим и занимаюсь много лет, так что приступим. Поехали!

Table of Contents

Утечки данных, возможный механизм компенсаций пострадавшим

На прошлой неделе суд выписал штраф для Delivery Club за утечку данных, которая случилась в мае 2022 года. Размер штрафа составил 80 тысяч рублей, напомню, что для юридических лиц максимальный штраф составляет сто тысяч рублей. Непонятно, почему при аналогичной утечке «Яндекс.Еды» штраф был 60 тысяч рублей. Но в любом случае разница не играет роли, все равно размер штрафа одинаков.

Изначальное предложение Минцифры штрафовать компании на процент от оборота пока не получило продолжения, так как требуется переработать нормативную базу. Но главная проблема тут даже не в том, что компании нужно наказывать, в последнем нет сомнений. Проблема в том, как сделать так, чтобы минимизировать ущерб и сделать его незначительным для пострадавших. Но начнем с оборотных штрафов, предлагается сделать оборотный штраф до 1 % при первой утечке, до 3%, если компания не предупредила Роскомнадзор о факте утечки.

Это не фиксированная сумма штрафа, и тут возникает вопрос, каким образом будет оцениваться размер ущерба, каким будет регламент. На примере разницы штрафов для «Яндекс.Еды» и Delivery Club мы видим расхождение в размере штрафов, когда внешне ущерб и объем информации сравнимы. У нас сегодня есть только один механизм, а именно принятие закона и оценка ущерба в суде. Но это всегда будут различные суды исходя из того, что компании могут быть зарегистрированы в разных частях страны. И тут необходимо выработать прозрачные правила игры, создать описание, которое будет четко объяснять размер штрафа и не допускать никаких толкований. Такого регламента у нас не существует. Опыт других стран говорит о том, что каждая утечка оценивается самостоятельно. В США, где правоприменительная практика хорошо задокументирована, а само право имеет прецедентный характер, размер штрафов сильно различается (в среднем от 20 до 100 долларов на человека) — но главное, что штраф распространяется на всех пострадавших плюс проработана юридическая компенсация для юристов, которые работают на пострадавшую сторону. В реалиях России ничего подобного просто не существует, а каждое дело будет уникальным.

Главный вопрос — как и что компенсировать пострадавшим, а также в каком размере. Мне не нравится идея некого виртуального фонда, в который будут поступать средства от компаний, допустивших утечку данных. Зачем создавать искусственную структуру, единственной целью существования которой станет обслуживание полученных денег от компаний, тем более что такой фонд явно будет носить негосударственный характер. Но даже если он будет государственным, логика тут хромает. В каждом конкретном случае утечки данных мы должны получать от компании деньги, которые будут использованы на компенсации людям, а также на наполнение бюджета (эти деньги можно отправлять на государственные программы, например, ту же информационную безопасность). Но логика, в которой штраф в адрес одной компании складывается в кубышку, чтобы оплачивать проблемы утечки данных в других компаниях в будущем, мне видится глубоко порочной. Каждый должен отвечать за свои прегрешения.

Это все равно что выписывать штраф за порчу городского имущества вандалу, который разрисовал стены домов. Но выписывать штраф не в объеме испорченных стен, а с учетом того, что какие-то другие вандалы в будущем тоже так поступят и потребуются деньги, чтобы исправить их художества. Да, нам не нравится вандализм, но это не значит, что один вандал должен отвечать за тех, кто поступит так же в будущем. Несправедливо.

Нам нужна максимально прозрачная процедура, которая будет учитывать размер утечки, то, какие данные стали публично доступными, как можно исправить такой ущерб и сколько денег для этого потребуется. Начну с простого — в России компании проходят аудит информационной безопасности, он является независимым. И такой аудит необходимо сделать частью формулы, которая рассчитывает размер штрафа. Прошли аудит недавно и он показал, что вы добросовестно защищаете данные? Значит, все хорошо и штраф будет минимальным. Также нужно вводить ответственность аудиторов, чтобы не сформировался рынок, при котором аудит легко пройти, так как его оплачивают заказчики. Ответственность как аудитора, так и проверяемого должна быть четко очерчена.

Нельзя сразу переходить к максимальным штрафам, от утечек никто не застрахован, это пусть и грустная, но правда. Первая утечка должна минимально влиять на компанию, штраф должен учитывать то, что компания старалась защитить данные, но что-то пошло не так. Он не должен быть минимальным, отнюдь. Но и не должен быть таким, чтобы навредить компании слишком сильно. Чувствительный, но не огромный. А вот затем можно вводить нарастающие штрафы, в том числе в самых вопиющих случаях требовать, чтобы было внешнее наблюдение за информационной безопасностью компании, которая будет его оплачивать, равно как и покупку оборудования для защиты данных пользователей.

Теперь давайте о нас с вами, о пострадавшей стороне. Получить какие-то деньги от компании, которая допустила утечку данных, наверное, приятно, но являются ли они самоцелью? Сможем ли мы исправить ущерб от такой утечки? В большинстве случаев, скорее всего, нет.

Например, если ваши паспортные данные утекли в сеть, что вы можете сделать? Только одно — поменять свой паспорт на новый. Учитывая, что на паспорт оформлено множество вещей, от SIM-карты до квартиры, машины и банковской карты, размер неприятностей огромный. Но главное, что знание вашего паспорта не играет большой роли, нужно физически иметь к нему доступ. Скорее для всех компаний необходима база, в которой для утекших паспортов есть пометка, что они скомпрометированы, и тот же банк должен обращать пристальное внимание на все операции с ними, не допускать их без оригинала документов в принципе. Замена паспорта в таком случае прекращает играть особую роль и будет не нужна.

Другой пример — код доступа в подъезд, который выдают курьерам доставки еды и которые утекли в «Яндексе». Никто из пострадавших не кинулся менять коды в подъезде, которые были скомпрометированы. Тут тоже можно создать централизованный механизм, который запускает смену кодов и отсекает всех, кто захочет туда попасть, не имея на то права. И, в свою очередь, если обслуживающая компания после предупреждения (и оплаты своих услуг) не провела такие изменения, то вопросы могут быть уже к ней.

Необходимо научиться оценивать реальный ущерб и вырабатывать наказание исходя из него. Работа сложная и кропотливая. Также нужно дать компаниям возможность в первый раз выплачивать штраф не деньгами, а своими услугами или скидками на них. Такой механизм нужно проработать. Например, «Яндекс.Еда» после утечки могла бы дать бесплатную курьерскую доставку на несколько месяцев. Уверен, что многие выбрали бы такой вариант компенсации.

Результаты второго квартала от МТС, любопытные цитаты

После того, как на сайте появился разбор квартальных результатов от МТС, появилось изрядное количество комментариев в стилистике «у МТС все хорошо, а вот вы все врёте», «заказуха, мочите МТС» и далее по списку. Некоторые сотрудники МТС писали это по велению сердца, в конце концов, это понятно, у них болит душа о компании, и с прагматической точки зрения им нужно, чтобы МТС был силен, иначе они могут пострадать. Разбор полетов можно найти по ссылке.

Во время конференции по результатам квартала президент МТС Вячеслав Николаев неожиданно подтвердил часть сказанного в моем материале. «Не можешь победить — значит, нужно возглавить» — принцип, видимо, такой.

Напомню, что во втором квартале в МТС показали сохранение абонентской базы на уровне в 80 млн SIM-карт. Для текущего состояния рынка это возможно только в одном случае — когда оператор раздает SIM-карты и продолжает играть в этот показатель. Во всех остальных ситуациях база должна сокращаться, и очень быстро. Раздача SIM-карт МТС у метро происходит ровно так же, как и у всех остальных операторов, тут ничего не изменилось. Вот вам свежий пример прошлой недели.

Когда люди наблюдают такую раздачу SIM-карт, веры в то, что операторы пытаются переломить ситуацию, что-то изменить, не возникает. В голове рисуется картина мира, в которой сам оператор запускает процесс раздачи SIM-карт, а потом делает вид, что не имеет к этому отношения. А на самом деле все-таки раздает SIM-карты, просто скрывает это и на публику говорит совсем иное.

Распространением SIM-карт занимаются дилеры, причем они получают их в промышленных объемах, себестоимость SIM-карт на балансе у крупных партнеров составляет сотни миллионов рублей. Например, давайте посмотрим на иск билайн против «Связного», который поступил в суд в начале августа. Сумма исковых требований — 838,68 млн рублей, это предоплата за продажи SIM-карт со стороны розничной сети. Схема расчета нам неизвестна, но сама сумма может говорить о том, что «Связной» имеет на балансе миллионы таких карт. Обычно сумма вознаграждения в конечном итоге составляет около ста рублей, можно отталкиваться от этой цифры. Таких партнеров у каждого оператора хватает, многие имеют на балансе десятки тысяч SIM-карт и при довольно вялой рознице не имеют возможности их реализовать, а вот бонус за количество нужно получить — отсюда раздача SIM-карт у метро или где-то еще. Если оператор ловит партнера на такой раздаче, то следуют штрафные санкции, они всегда работают как дубинка. Но это не убирает явление, так как на руках у партнеров этих SIM-карт хватит как минимум до начала следующего года, их напечатали еще в прошлом году в безумных количествах. В балансе операторов такие SIM-карты учтены как отгруженные партнерам, но не активированные. Никакого смысла их отзывать с точки зрения бизнеса нет, слишком дорогая процедура. Нужно дождаться, когда они закончатся, и при этом прикрутить новые отгрузки. Именно так поступили все операторы, кроме МТС, — оператор до последнего грузил партнерам SIM-карты, чтобы накачивать свою базу. Косвенно это можно даже проверить по номерной емкости, пришлось вводить новые номера.

Раздача SIM-карт носит бессмысленный характер, она вредит бизнесу любого оператора. В билайн первыми взяли курс на отказ от SIM-карт, которые раздают как угодно, сократили поставки в каналы, стали вычищать партнеров, которые бесконтрольно раздавали симки у метро, в кафе, в самолетах и так далее. Ровно так же поступили в Tele2 и «МегаФоне», островком спокойствия остался только МТС. Учитывая, что отчета за квартал от Tele2 и «МегаФона» нет, оценить абонентскую базу мы можем только для билайн, она сократилась, и в первую очередь за счет изменений в раздаче SIM-карт, при этом подрос ARPU. В МТС про ARPU ничего не сказали, а жаль — но SIM-карт у оператора оказалось ровно столько же, сколько кварталом ранее, и это плохой признак.

Итак, что же сказал Вячеслав Николаев, президент МТС, на обсуждении результатов (цитаты по ТАСС)? Что нужно сокращать число магазинов, так как их слишком много (у МТС сегодня более 5000 точек продаж). Про SIM-карты сказано следующее: «Мне кажется, что сейчас, когда в том числе стоимость сим-карт выросла на порядок, самое время этот рынок оздоравливать. <…> Поэтому с точки зрения продаж сим-карт мне кажется, что и объем продаж можно сейчас снижать, тем более что для нас экосистемные эффекты дают очень серьезные плюсы и в снижении оттока — это тоже позволяет более спокойно относиться к продажам».

Очень сильно напоминает ситуацию, когда экономика оператора рушится, в МТС это начали видеть и уже не могут сопротивляться тенденциям рынка. Примерно так же, как летом согласились участвовать в общей кампании по развитию 5G, хотя за год до этого отказались и хотели все развивать самостоятельно, не имея на это никаких возможностей. Тоже эмоциональная реакция, в которой МТС пытается показать, что компания не такая, как все остальные, хотя живет ровно в тех же рыночных условиях. А мне даже приятно, что президент МТС вот так мимоходом подтвердил сказанное мной, пусть и не делал этого осознанно.

Параллельный рынок, прямые поставки и немного про цены на технику

Изнуряющие погони за сенсациями и выдумки заполонили все пространство, в очередной раз «уходит» Huawei, не поставляет товары и далее по списку. Проблемы одного из небольших партнеров преподносятся как нечто невообразимое, и выводы делаются на уровне стран и компаний, полет фантазии удивительный. Честно говоря, каждый раз смотрю на это с открытым ртом.

Итак «ушедшая» Huawei в России представлена такой моделью, как Huawei Nova Y70 (анонсирована в мире в середине апреля), которую в рамках акции от «МегаФона» предлагают за 13 990 рублей. Обратите внимание, что модель представлена почти в 400 магазинах, плюс это версия для России, со всеми документами, сертификатами и далее по списку.

Что тут можно сказать? Хотелось бы, чтобы все компании «уходили» аналогично. С рекламным продвижением под сезон, заметными поставками. Теперь давайте поговорим про параллельный импорт и то, как он набирает обороты, частично затронем вопрос серых поставок.

Хорошим примером для оценки параллельного импорта являются поставки техники Apple, цены понятны и прозрачны, их можно посмотреть для разных регионов, в течение года скидки делают партнеры компании, но не магазины Apple. Давайте возьмем для примера MacBook Air на процессоре M2, который только появился в магазинах по всему миру, но его уже можно купить в России. Цена такого ноутбука в Германии в базовом варианте составляет 1 499 евро, или по текущему курсу около 90 тысяч рублей.

На сером рынке ноутбук предлагается в среднем за 105-110 тысяч рублей (уже с гравировкой клавиатуры).

В re:Store начали принимать предзаказы на базовую модель по 139 990 рублей, что примерно на 50 тысяч рублей выше, чем цена в Германии. И несмотря на то, что re:Store имеет свою аудиторию, это премиальный формат розницы, ожидать высоких продаж по такой цене невозможно. Нет преимущества в виде российской модели, тут будет ровно такая же гравировка клавиш, отсутствие официальной гарантии внутри России (двухлетней). И цена получается запредельно высокой, а разница в цене позволяет купить неплохой ноутбук от китайских производителей. Тут важно отметить, что рациональность в покупателях прорастает постепенно и многие начинают рассматривать Windows-ноутбуки как свою следующую покупку, с удивлением обнаруживают, что те вовсе не так ужасны, как им казалось. Одним словом, флер некой эксклюзивности с MacBook слетает, а имиджевая составляющая уходит в прошлое. Причем первым шагом становится то, что люди отказываются от iPhone, переходят на Android.

В Apple видят цифры по российскому рынку, то, что люди начинают выбирать конкурентов. Компания все так же не работает в России, не поставляет товары официально, но впервые с марта наметились изменения, которые можно воспринимать как положительные. Начну с того, что в Apple нашли целый ряд партнеров, которые поставляют с помощью параллельного импорта комплектующие для сервисных центров, включая новые устройства. С начала августа пошли поставки по новым каналам, авторизованные СЦ получают все необходимое, время ремонта сократилось.

Авторизованные центры с подачи Apple создают схемы получения денег вне страны с последующей их конвертацией в рубли. То есть фактически Apple как бы не платит в России, соблюдает все ограничения, но по факту воссоздает свою сервисную сеть, чтобы обслуживать товары. В том числе купленные на других рынках, один из поставщиков комплектующих для сервисов рассказал, что в сентябре везет компоненты для ремонта MacBook Air 2022 года, также как и новые ноутбуки на замену (это не для продаж, а именно для обслуживания и замены в сервисе сломанных).

Число отказов в гарантийном ремонте теперь будет сокращаться, так как сервисы вновь получают деньги, у них есть комплектующие. Схема работы стала другой, но дополнительные расходы тут несет скорее сама компания Apple, чем российские партнеры, они затронуты в меньшей степени.

И вот тут возникает вопрос, в чем разница покупки того же MacBook на сером рынке с гарантией производителя или от re:Store. Разница в цене огромна, срок гарантии — тот же год, а обслуживаться ноутбук будет Apple (конечно, зависит от страны, откуда приехал ноутбук, но для большинства поставок доступно обслуживание в России). Отчего вдруг в Apple решили поменять свой подход к рынку? Ответ — в общей ситуации в мире, компании нужны любые продажи в этот кризис, а возобновление работы сервиса позволяет организовать серые поставки и при этом формально не иметь к ним отношения.

Один из крупных дистрибьюторов, который никогда не торговал техникой Apple, утверждает, что сотрудники российского офиса компании (бывшими их назвать нельзя) ведут переговоры по личной инициативе о том, чтобы поставлять в третью страну нужные для России количества товаров и по предварительным заказам. Выглядит это как организация схемы поставок в обход ограничений самой компании Apple, которая создается внутри компании. Если такая схема заработает, то мы увидим падение стоимости техники Apple при параллельном импорте, цена будет чуть выше, чем текущие цены на сером рынке. То есть условные 110 тысяч рублей за базовый MacBook Air на M2. Говорят, что мы можем увидеть первые поставки по такой схеме уже в ноябре.

Любопытно, как со временем меняется подход, а ужасные санкции вдруг начинают работать против тех, кто их вводит. И приходится самостоятельно придумывать пути, как избежать этих санкций.

Последнее — в качестве подтверждения того, что сервисы снова начали работать как раньше. Мой сын заменил наушники AirPods Pro по гарантии (хрустел один из наушников), оба наушника теперь новые. Заняло это все три дня, сдали наушники, затем получили новые.

Ноутбук MacBook Pro, где возникла проблема со шлейфом экрана, весной не стали ремонтировать по гарантии в нескольких сервисах (неформально сказали, что нет топкейсов и везде откажут в таком ремонте). Теперь его сделали за сутки и абсолютно бесплатно. Косвенное подтверждение изменений, которые произошли за последний месяц в сервисе от Apple.

Преувеличивать значение этих событий не стоит, про полноценное возвращение Apple речи не идет, но то, что компания вгрызается в российский рынок, пытается создать условия для продажи своих товаров, не вызывает ни малейших сомнений. Для Apple продажи в России важны, отсюда попытки их сохранить. Пришло время подсчитывать убытки и минимизировать их в долгосрочной перспективе.

Номер телефона умершего товарища снова в сети

В начале июня погиб товарищ, а буквально на днях Telegram сообщил, что он зарегистрировался в сети. Назвать меня чувствительным нельзя, но неприятный холодок пробежал по спине. Так и не смог выработать привычку удалять телефоны тех, кто от нас ушел, они все еще в моей записной книжке. За последние десять лет накопилось порядочное число людей, которые нас покинули, — пробежался по Telegram, чтобы посмотреть их номера.

Благообразный, интеллигентный Миша никогда не пользовался этим мессенджером, он появился уже после его смерти. По его номеру телефона зарегистрирован молодой человек, на иконке какие-то трансформеры, смешные рожицы. Прошло уже много времени, номер живет новой жизнью. Приятельница не справилась с управлением в машине, на ее номере фотография девушки с губами бантиком, какие-то лозунги на других картинках. Из десятка номеров, которые проверил, все живы и при этом присутствуют в мессенджере.

Номер не является чем-то личным, нам дают его во временное пользование, впрочем, и сами операторы им тоже не обладают. Нехватка номерной емкости давно стала общим местом, отсюда необходимость возвращать номера в продажу. На заре сотовой связи период отстоя номера перед повторной продажей составлял минимум год, теперь это в лучшем случае три месяца, а иногда таких ограничений нет вовсе. Формально есть, на практике же номер может попасть в продажу.

Не думаю, что нужно и возможно закреплять номер за человеком навечно, в этом нет необходимости. Но то, что номера необходимо как минимум очищать в течение года, считаю правильным. И это вне зависимости от того, что произошло с человеком — жив он или нет, отказался от номера или просто забыл оплатить. Обычно к номеру привязана куча услуг, звонят знакомые и просто компании, где этот номер сохранился для рассылок, а человек дал свое разрешение беспокоить звонками или SMS. За год любая база вычеркнет номер, так как звонки не будут проходить, а сообщения — приходить адресату. И такая очистка необходима.

Нужно ли делать что-то большее? Не думаю. Время само все расставит по местам. Но то, что нужно увеличить период молчания для старых номеров, — совершенно точно, это правильно. И в том числе в таких ситуациях, когда человек умирает. Эмоции свежи, видеть появившуюся надпись о том, что он в сети, в какой-то мере больно. Множить такие негативные эмоции, пусть и невольно, не стоит. Через год моя реакция была бы совершенно другой — кто-то купил номер, появился в сети. Спокойно, без эмоций, просто констатация факта, так как жизнь идет своим чередом.

Книги. Шамиль Идиатуллин, «Возвращение “Пионера”»

Мне нравится, как пишет Шамиль Идиатуллин, у него есть свой почерк, его легко узнать. Спокойные книги, во многом о прошлом и с нотками умеренной ностальгии. Для моего поколения, выросшего в СССР, верившего в идеалы и потом неожиданно заставшего крушение всего и вся. Как-то меня спросили, как выглядит человек, переживший смену эпох. Подбирал наглядный пример и подумал, что олицетворением этого может стать Сергей Шнуров, мы почти ровесники, разница в два года. Пионер, который столкнулся с крушением всего, что вкладывали в детстве, в школе. Пионер, который занялся шоу-бизнесом и преуспел в этом, нашел в крушении всех ориентиров новую силу для себя.

Мое детство — это разные книги, одна из них – «Тимур и его команда», но в 90-е такая литература казалась устаревшей, от нее на время отказались, как и от многих человеческих качеств. Люди получили травму, стали черствыми, озлобленными и перестали думать об окружающих. Постепенно мы переболели этим, жизнь только-только возвращается в нормальное русло, что видно в большом и малом.

Книга «Возвращение “Пионера”» ровно об этом — кем мы были и что мы потеряли. Легкая, странички проглатываются одна за другой. Сюжет незамысловат, советские школьники-пионеры отправлены на важное задание в космос — спасти Землю от кометы, взрослые с этой задачей справиться не могут. Возвращаются они в совершенно другую страну через три десятка лет и пытаются понять, что случилось с людьми вокруг, как они смогли так быстро измениться. Страну захватили? Как могли возникнуть военные конфликты в Чечне, Таджикистане и других местах? Много житейских ситуаций, в которые веришь, но они показаны с точки зрения тех самых пионеров, которые выдернуты из контекста настоящего и смотрят на все впервые, удивляются событиям, которые для нас обыденны.

Книга небольшая, максимум на два вечера. Главный вопрос, который невольно себе задаешь после прочтения — как мы смогли растерять то хорошее, что было тогда, и прийти в сегодняшний день в таком виде. Идеалы для многих были наносными, искусственными, и по прошествии времени это хорошо видно. Но во многие вещи мы верили искренне, крушение СССР похоронило как хорошее, так и плохое. Книга про становление нас с вами, про то, что в прошлом мы оставили что-то важное. В каждом из нас живет частичка пионера, того ребенка, который верил в доброе и светлое.

Вещь получилась не лишенной изящества, простой и цельной. Мне понравилась, так что от души рекомендую.

P.S. Каждый раз кажется, что лето будет продолжаться долго и вот этим летом ты успеешь все, что напланировал. Потом оборачиваешься, а оно пролетело, остается какой-то хвостик, и времени реализовать свои планы нет. Лето — это маленькая жизнь, ведь в жизни ровно так же, оглянуться не успеешь, как дети уже вымахали больше тебя, непрочитанные книги копятся горками на рабочем столе, а ты периодически прячешь их по шкафам, чтобы потом наткнуться и удивиться этим развалам. Будущее важно, спору тут нет, но и в настоящем нужно успевать жить, чего вам и желаю от души. Чтобы ваши дни были наполнены смыслом, весельем и разумностью, последнего нам всем точно не хватает.