Привет.

Тема сложная, так как придется отдавить больные мозоли огромному количеству людей, зачастую даже не догадываясь и не предполагая, кто они. Заранее простите меня за это, не хотел доставить вам неудобств.

Идея этого материала складывалась постепенно, из разных разговоров и наблюдения за поведением людей, которые оценивали свою работу и то, что делают другие. Как-то незаметно в России возник карго-культ IT-специалиста, в 2022 году он проявился во всей красе и только усилился. На центральных каналах идут многочисленные обсуждения того, как мы будем жить, ведь огромное количество айтишников покинуло страну (число в сто тысяч человек взято с потолка, но проверкой никто себя не утруждает). В прессе обсуждаются льготы для тех, кто сбежал из России от призыва, и то, что их нужно вернуть любой ценой, ведь они айтишники. Произноси я эту фразу, на слове «айтишники» я бы, наверное, перешел на благоговейный шепот. Айтишники!

Как-то незаметно у нас возникла элита, которая осознает себя таковой, но при этом ее представители не имеют между собой практически ничего общего. Ведь назвать IT-специалистом в нашей стране можно кого угодно, это вопрос воображения. Отчего-то таковыми воспринимают себя те, кто только что окончил курсы программирования и ждет предложения работы за многие сотни тысяч рублей ежемесячно. Они искренне считают себя перешедшими в разряд элиты, людьми, которым предстоит создавать будущее, и за сам факт их умения кодить им уже полагаются все мыслимые плюшки на планете. Столкновение с реальностью происходит быстро и неотвратимо, после большинства курсов они остаются ровно так же не нужны, а потенциальные работодатели их в качестве программистов не воспринимают. Что еще больше укрепляет этих людей в мысли, что они штурмуют некий элитный статус, получив который, они станут совсем другими людьми. И обычно в этот момент часть из них записывается на следующий курс и берет кредит, чтобы его оплатить. Ведь совсем скоро они смогут рассчитаться с долгами и станут баснословно богатыми.

Мошенники, которые наживаются на доверчивости людей и вере в сказки, эксплуатируют ровно тот же самый образ: IT-специальности — это нечто особенное, а стать программистом может каждый. И частично это правда. Чтобы научиться программировать, нужна усидчивость, возможность смотреть разные обучающие ролики, но курсы как таковые тут излишни. Чудес в жизни не бывает, и никто вам не может гарантировать моментальное трудоустройство на хорошую зарплату.

Пытаясь разобраться в том, как возник ореол престижности вокруг IT-специальностей, можно заглянуть в прошлое и вспомнить меры государства по цифровизации управления, включению цифровых сервисов как части развития страны. Приоритетные проекты, заметное финансирование, как следствие, для многих они стали интересны — под многими тут следует понимать в первую очередь компании, которые в них участвовали и продолжают участвовать. У меня нет сомнений в том, что развитие IT-направлений становится катализатором для роста страны, появления новых услуг и сервисов. И тут под IT можно понимать как телеком, так и множество иных направлений, они все взаимосвязаны и не существуют одно без другого. Но современный человек в той или иной мере уже айтишник, скоро это слово будет обесценено, его девальвация уже произошла. Чем-то напоминает термин «компьютерщик», которым лет двадцать назад описывали людей, умеющих работать на компьютерах и с ними. Сегодня каждый из нас — тот самый компьютерщик. Трудно представить профессию, в которой не задействованы компьютеры или другая вычислительная техника. Стойте, не нужно придираться к словам и начинать спорить, что компьютерщик тогда и айтишник сегодня — это совсем разные люди. Просто пример, который не стоит судить строго.

Для популяризации IT-направления в нашей стране больше всего усилий приложило Минцифры, что логично, это их хлеб. Для нашего министра Максута Игоревича программисты и все айтишники свои, это его сфера ответственности, и он печется об отрасли. Говорю без тени иронии, на него могут равняться многие министры, хватает реальных дел, которые говорят сами за себя. Достаточно сказать, что бронь от частичной мобилизации получили IT-специалисты многих компаний (редкие ошибки не в счет), в то время как предприятия ОПК не смогли добиться для себя того же. Да что там оборонные предприятия, в принципе, никто, кроме IT-специалистов, массово ее не получил. Ситуация очень хорошо показывает разницу в подходах и усилиях, которые предпринимали разные чиновники. Шадаев в этом смысле большой молодец, о чем говорит достигнутый результат. Да, это вызывает зависть других чиновников, неприятие, но министр печется о своей зоне ответственности. Как ни странно, это подогревает восприятие айтишников как особой касты — никто не получил таких льгот, а они смогли.

Другим предметом для зависти становится налог на прибыль для IT-компаний, до 2024 года ставка составляет ноль процентов. До этого ставка была в 3%, для всех остальных она составляет 20%. Уже сейчас многие представители индустрии обратились в Минцифры с просьбой продлить счастье и сделать ставку в 0% бессрочной, а если не получится, то утвердить ставку в 3%. И это тоже показывает желания IT-индустрии, понятные с человеческой точки зрения, но вредные для государства. Компании, которые занимаются информационной безопасностью в самом широком смысле этого слова, получили в 2022 году огромный рынок, их продажи выросли в 2-2.5 раза, также как и прибыль. Те, кто замещает ушедшие западные компании, переписывает софт, в буквальном смысле купаются в деньгах. И они зачастую выплачивают минимальный налог на прибыль или вовсе его не платят.

В теории мне нужно защищать нашу отрасль и говорить, что это правильно, от IT зависит очень многое и далее по списку. В какой-то мере это действительно так, но статус IT прикладной по отношению к реальным процессам в жизни, без них ничто в IT существовать не может. Кажется, что мы об этом забыли.

Государству нужно давать льготы всем, кто сегодня пытается вырасти, накопить жирок, создать работающие бизнесы. И это необязательно IT-направление, навскидку можно назвать сотни направлений, где такая поддержка необходима. Нет лоббизма со стороны министерств, чиновники не так умелы, как в Минцифры, их не слышат. Все это определенно представляет проблему, но на уровне правительства она должна решаться. А уж если чиновники не хотят перенимать успешные практики своих коллег, давайте гнать их в шею.

В последние годы на российском рынке открыта охота за программистами, разработчиками, инженерами. Корпорации отрывают их с руками, взвинчивают зарплаты до небес, переманивают их к себе, так как строят свои экосистемы или продукты. Для них важно быть первыми в этой гонке. Что поддерживает иллюзию некой элитности, престижности профессий. С другой стороны, почему это не так? Ведь если в профессии средние зарплаты значительно выше, чем для других специальностей, значит, люди востребованы и выделяются из общей массы. Правда, реальная статистика не показывает гигантского отрыва — в середине прошлого года средняя зарплата IT-специалиста в России составила 60.5 тысяч рублей (данные HeadHunter). Не стоит спорить с этими цифрами и говорить, что конкретно вы получаете такую-то сумму, а значит, статистика неверна. Я тоже не буду пытаться по своим доходам оценить зарплаты аналитиков в России, разница будет на порядки, но частные примеры ничего не доказывают.

Факт в том, что айтишники воспринимают себя как обособленную и особую касту, которая должна получать привилегии. Для кого-то это реальность в силу знаний и опыта, для кого-то — выдумки, причем опасные в долгосрочной перспективе. Помните героя из фильма «Москва слезам не верит», который пропагандировал телевидение, но так и остался оператором и ничего не добился? Вот так и наши айтишники рискуют через десятилетия остаться в том же положении. Аналогия тут более чем уместна. Большая часть айтишников элитой быть не может по определению (простите, извините, но я и правда так считаю).

В обществе в последний год нарастает неприятие айтишников, так как люди не понимают, почему с ними носятся как с писаной торбой, чем они так уникальны. Плюс на это накладываются истории из жизни. Давайте процитирую нашего читателя, его сообщение хорошо дополнит картинку. Итак, вот что он пишет:

Здравствуйте. Не хочется писать непрофильное в комменты.

Но, возможно, интересно, в контексте перегретости айти сферы.

Совершенно согласен с редакцией, что, при прочих минусах, на наших операторов мобильных можно молиться за цена/качество.

А есть недалекая от них айти среда. Рынок CRM в России, для мелких и средних бизнесов.

Мой персональный кейс. Накатили Битрикс 24, пользуемся и настраиваем (платно, конечно) его под себя уже два года. Первый год 30к. Следующий год 60, и потом они заявляют, что к тарифу за пользование CRM дополнительно надо платить за возможность подключать еще интеграции с другими сервисами (маркет у них интеграций, был бесплатный. Как если бы гугл стал брать денег за возможность пользоваться магазином приложений) попросили еще 25 в год. Проглотили

В декабре мне прилетел оффер продлить этот маркет на год за 35, продлил.

В данный момент что сделал Битрикс, январь 23го. Приложил скрин, чтобы не искажать.

Любопытства ради посмотрел их долю рынка crm. 44 процента, околомонопольный.

Цена за два года с 30 до 200 растет за тот же функционал. На фидбэк реагируют как 1с — никак. «Не хочешь не бери». Всем понятно, как сложно и дорого переходить к другим. Откровенно злоупотребляют. Комдиру пришла классная идея, как поправить бизнес-показатели, видимо.

В целом, я могу себе это позволить и сервис, при недостатках, очень полезный, но это отношение просто бесит. Такая бизнес практика вообще отдельный разговор. Я бы понял инфляционную прибавку, но 5 раз рост стоимости за два года без роста функционального? Мы не Зимбабве с их цб.

Сотовые операторы вводят конструкторы тарифов, гибкость, все дела. А здесь они просто вводят дорогой тариф, в который включают околобазовый функционал и задирают цену в три раза.

Со всем уважением к команде битрикса и частному айти, хочется разбомбить их антимонопольной, которая ерундой не там мается популистской.

И вот тут возникает конфликт, когда «элита» пытается извлечь максимум из своего положения, а люди из других бизнесов не понимают своего счастья, почему они должны кормить возросшие аппетиты этой касты и их компаний. Пример, приведенный выше, не единичный, их в нашей стране полным-полно.

Взгляните, как распределились голоса в нашем опросе, особенными айтишников считает не так много людей.

Ссылка на опрос

Постепенно недовольство айтишниками будет нарастать, и это не зависть, а банальное непонимание, отчего на такие компании проливаются всяческие преференции. И мы точно будем видеть рост этого непонимания, а также соответствующих реакций. Воспринимать их или игнорировать, вопрос открытый, у меня на него ответа нет.

Попытка создать из айтишников некий профессиональный комитет, объединить их по интересам, увы, обречена. Опыт показывает, что так не получается. С другой стороны, в этой сфере за счет министерства мы видим больше достижений, у других нет и такой кооперации между бизнесом и чиновниками. И это как раз грустно.

Мое личное мнение таково: считать айтишников всем скопом элитой нельзя, тут все зависит от профессии, компании и так далее. Возьмем ту же «Лабораторию Касперского», там есть специалисты мирового уровня, но это не каждый сотрудник. Средний уровень в этой компании заметно выше, чем у конкурентов. И та же история в любой иной компании, где-то лучше, где-то хуже. Но все разом элитой считаться никак не могут, да это и не нужно. Но обманчивое восприятие у конкретных, зачастую недалеких людей приводит к анекдотическим ситуациям. Как правило, чем меньше человек в профессии, чем меньше его заработок, тем больше он говорит о престижности своей работы, компенсирует личные неудачи и тешит свое эго.

Итого хочу сказать простую штуку. Хватит нам играть в элитарность тех или иных профессий. Важны все профессии и направления, а государству нужно убирать перекосы в поддержке разных сегментов рынка. Но главное, что нужно помнить любому айтишнику, — без тех самых «непрестижных» профессий и сегментов рынка ваша работа просто не будет существовать. Ведь IT — это в большинстве ситуаций приложение технологий к конкретным рынкам и явлениям, которые существуют вне того самого IT. Согласны?