Привет.

Предвыборная гонка в Америке набирает обороты, Илон Маск выступает на стороне республиканцев и, получив доступ к внутренним документам Twitter, выплескивает на публику то, что способно уничтожить как политические карьеры, так и саму компанию. Ставки в этой игре как никогда высоки, можно утверждать, что Маск идет ва-банк. У Маска немного времени, чтобы создать образ борца с несправедливостью политиков, которые находятся у власти, и автоматически получить охранную грамоту от преследований. Стратегия выгодная, так как тут можно обратить себе на пользу многое, даже те вопросы, которые никак не касаются политики.

Илон Маск привлек к расследованию цензуры в Twitter журналиста по имени Мэтт Тайбби, цепочка твитов от него раскрывает часть происходившего внутри Twitter. Именно на этой цепочке мы и остановимся, чтобы поговорить о происходящем, так как перед нами рисуется полномасштабная картина цензуры, которая никак не отличается от других американских социальных сетей. Тем более что происходящее возможно не только в США, в других странах механизмы цензуры задействуются быстрее и проще. Поэтому держите в голове, что описываемые события легко применимы к любой точке земного шара.

История получила название “Twitter files”, она основана на тысячах внутренних документов социальной сети. Просьбы исправить ту или иную информацию поступали в адрес Twitter постоянно, к 2020 году они превратились в обыденность и повседневные задачи. Например, из Белого дома поступали постоянные запросы о сокрытии информации, которая могла негативно повлиять на позиции президента. Напомню, что сын президента Джо Байдена потерял ноутбук, в котором оказалось множество интересных данных о его жизни — проститутки, употребление наркотиков, финансовая информация, вскрывающая нелицеприятные действия. И эту информацию из публичного поля пытались удалить, причем делали это по запросу администрации Белого дома. В частности, один из топ-менеджеров Twitter делится с другим информацией о том, что нужно изъять.

Маск и его юристы проработали вопрос хорошо, они не публикуют внешние запросы от администрации, только внутреннюю переписку внутри компании, которая все равно проливает свет на происходящее. Это позволяет избежать исков о разглашении информации, что предоставлена государственными чиновниками, и уменьшает возможности повлиять на последующие публикации.

Внимание могли привлечь как звезды, так и неизвестные пользователи – ни у кого нет гарантированной защиты от цензуры на платформе. Доступ к системе имели как демократы, так и республиканцы, как президент Дональд Трамп, так и Джо Байден. Но, как утверждается в расследовании, тут не было баланса, так как сотрудники компании в массе своей поддерживали демократов и были против Трампа. В качестве подтверждения приводятся пожертвования в адрес каждой партии от сотрудников Twitter.

Поэтому поддержка демократов была на принципиально ином уровне, также как работа с текущей администрацией Белого дома. 14 октября 2020 года в New York Times появляется статья о письмах Хантера Байдена, найденных в его потерянном ноутбуке. В Twitter предприняли экстраординарные шаги, чтобы информация не распространялась, — изымали ссылки на эти материалы, помечали ссылки как “небезопасные”, в социальной сети пошли даже на то, чтобы не позволять пересылать ссылки в личных сообщениях, они удалялись. Обычно такие драконовские меры предпринимаются для детской порнографии.

Пресс-секретарь Белого дома Кейли Макинани была заблокирована в Twitter за упоминание статьи в New York Times, сотрудник предвыборного штаба Трампа Майк Хан написал в Twitter гневное письмо.

Внутри Twitter этот запрос вызвал обсуждения, так как разные отделы не имели прозрачной коммуникации на этот счет. Ответом было то, что эти материалы нарушают правила Twitter, касающиеся материалов, полученных хакерами.

При этом предупреждения со стороны чиновников носили общий характер, решение об изъятии материалов принималось на стороне Twitter, утверждается, что Джек Дорси, владелец компании, ничего об этом не знал. Внутри Twitter сотрудники не понимали, какие правила применяются к контенту и почему они работают произвольным образом.

В какой-то момент высокопоставленные сотрудники Twitter примерили на себя тоги судей, стали обсуждать, как и что они должны делать, из каких предпосылок исходить (был ноутбук Хантера Байдена украден и взломан или просто где-то забыт). Фактически социальная сеть стала стороной конфликта и принялась обслуживать Белый дом по полной программе.

Политики пытались обсуждать с руководством Twitter свободу слова, то, что в NYT журналисты делали свою работу и защищены законом от преследования, так как предоставили обществу важную информацию. Но внутри Twitter это никого не волновало, так как они выполняли вполне очевидный заказ и придумывали разные способы, чтобы заблокировать критичную для демократов информацию, погасить пожар. Возможно, что их побудительные мотивы были благими, но социальная сеть примерила на себя функции, которые ей несвойственны, стала управлять информационной повесткой, искажать ее в угоду собственным интересам. Мотивы руководства Twitter нам неизвестны, но думаю, что они лежат на поверхности.

Скандал будет продолжаться, так как впереди публикация множества документов, информация будет выдаваться вовне дозированно, это часть предвыборной гонки. И для демократов это мина замедленного действия, так как вскрывается множество деталей, которые гарантированно вызовут ярость обычных людей, далеких от этой темы. Время, место и то, что публиковать, выбраны идеально.

Идеалисты, верящие в существование американской демократии, должны вспомнить, что Twitter и другие социальные сети заблокировали Дональда Трампа, на тот момент действующего президента США, без какого-либо решения суда или внешних причин. Они просто захотели так поступить, и они это сделали. В данный момент Трамп судится с Twitter по этому моменту, и это одна из причин, почему он не хочет возвращаться на платформу, у него есть желание выиграть суды о блокировках.

Об этих файлах многое говорят в аспекте Америки, но почти ничего не говорят про другие страны. Давайте включим голову, единственная юрисдикция, в которой работает тот же Twitter, это США, в компании плевать хотели на законы других стран и соблюдают их спустя рукава. Более того, учитывая масштаб цензуры в Америке, можно смело говорить о том, что вне страны он выглядит еще большим, тут уже не действуют никакие ограничения и правила. Хотелось бы сказать, что история Twitter уникальна, но это не так — ровно тот же подход мы видим во всех социальных сетях. Причем не думаю, что российские социальные сети как-то кардинально отличаются, возможно, они просто не так рьяно модерируют контент и экономят на этом, но принципы работы ровно те же. Вспомним, как сотрудники «Яндекса» признавались, что «Яндекс.Новости» имеют встроенную цензуру, искажают повестку дня. Никаких отличий от подхода того же Twitter тут нет, это примерно то же самое. И это вовсе не другое, подход одинаков. И тут возникает вопрос, что необходимо четкое, прозрачное регулирование работы как социальных сетей, так и мессенджеров, чтобы они не могли ограничивать передачу тех же сообщений. Например, закон «О связи» запрещает операторам искажать передаваемые сообщения или удалять их. В то же время мессенджеры проделывают такие трюки постоянно, и никто не обращает на это внимания, считают, что так и должно быть. Но это вовсе не так. Так быть не должно, все должно работать иначе, и человек должен иметь право передавать то, что он хочет. Другое дело, что если это нечто запрещенное, то можно проводить расследование, сигнализировать и так далее. Но в любом случае передавать информацию необходимо, другого пути для этого просто нет и не может быть. Называйте меня идеалистом, но нам нужно выработать прозрачные правила игры для всех. Возможно, Twitter и внутренние документы компании позволят нам иначе взглянуть на ситуацию.