Привет.

Больше недели в Китае происходят волнения, которые вызваны ограничениями из-за COVID. В западной прессе ищут аналогии с прошлым и зачастую выдают желаемое за действительное, называют происходящее современной версией площади Тяньаньмэнь. Этакий Майдан в китайском исполнении закончился разгоном студентов 4 июня 1989 года, зачастую эти события называют также бойней на площади Тяньаньмэнь. Внутри Китая существует гласный запрет на обсуждение тех событий, поисковый запрос выдаст вам минимум информации, словно коллективный Интернет пытается забыть произошедшее. С подачи властей вся информация про Тяньаньмэнь заблокирована или представлена в официальной версии, а те, кто рьяно интересуется прошлым, попадают на карандаш к правоохранительным органам. Неоднократно слышал внутри Китая различные страшилки о том, что случается с людьми, которые пытаются выяснить хронологию событий. Правды в этом немного, скорее это городские легенды.

Но цензура является неотъемлемой частью современного Китая, она появилась еще до развития Интернета, но перенесена и в цифровую среду. Опыт китайских властей охотно перенимается демократическими странами, считается без преувеличения передовым. А значит, нам важно посмотреть на то, что делает Китай в этой области, как меняет свой Интернет, чтобы в нем была доступна только верная информация и ничего больше.

Первоначально запрет на обсуждение Тяньаньмэнь распространился на все газеты и издательства, внутри Китая никто не мог открыто обсуждать эти события. С появлением Интернета запрет перекочевал и туда, причем он выглядит как абсолютный, но публика дергает тигра за усы. Например, в одну из годовщин событий на Тяньаньмэнь пользователи китайских социальных сетей стали публиковать фотографии игральных карт — “8”, “9”, “6”, “4”. Расшифровать дату не составит труда, невинная картинка тут же разлетелась по социальным сетям в Китае, но моментально попала в список блокировки, она стала запретной.

Нам неизвестно количество цензоров, работающих внутри Китая, но у них есть различные инструменты для осуществления их работы, в частности, отдельно ведут список того, что нельзя публиковать. Общество не имеет доступа к списку запрещенных терминов и событий, как следствие, сталкивается с ним только на практике.

Так как внутри Китая заблокированы западные социальные сети, большинство жителей страны в них никак не участвуют, игнорируют их. При особом желании и наличии VPN можно подключиться к таким социальным сетям, использовать их. Подобное интересно далеко не для всех, это незначительная прослойка образованных китайских граждан. И вот тут цензура сбоит, так как контроль над этими медиа вне Китая, ограничить распространение в них информации невозможно.

Китайские власти создали эффективный инструмент, позволяющий манипулировать такими социальными сетями, их заполняют мусором, то есть забивают информацией, которая скрывает важные сообщения. Например, сейчас идут незначительные волнения в разных городах Китая, их пытаются подсветить и раздуть в западных медиа. Технология, отработанная до блеска, западные страны в ней поднаторели. Китай отвечает на это тем, что забивает выдачу аналогичными или близкими сообщениями, которые размывают внимание.

Один из вариантов поиска информации в социальных сетях — это геометки, просмотр событий в конкретном городе. Если где-то происходят волнения, то имеет смысл заполнить ленту сообщениями, в которых фокус внимания переводится на что-то иное. На скриншоте выше вы видите, что вместо протестующих поиск выдает девушек в поисках мужчин. Фабрика троллей работает не покладая рук и выдает на-гора тонны такого контента, причем социальные сети зачастую не могут его отфильтровать.

Параллельно внутри Китая идет поиск тех, кто создает данный контент и распространяет его. Машина массовой слежки сегодня работает очень хорошо и просто, цензоры вносят найденный контент в единую базу, где происходит оцифровка как фотографий, так и видео. Определение людей в толпе, поиск их имен, включение в список наблюдения — все это нас сейчас не интересует. Тут есть другая сторона истории — кто именно сделал фотографии и видео, начал их распространять.

В массовой культуре прижилась история о том, что в некоторых странах следили за распространением печатных машинок, собирали пробные листы, чтобы при необходимости определить, где именно была напечатана крамола, и найти тех, кто это сделал. В этом было больше преувеличения, чем реальности, — но такой миф сдерживал желающих воспользоваться служебной машинкой для печати запрещенной литературы. В той же ГДР страсти вокруг тотальной слежки въелись в плоть общества.

Цифровая техника не оставляет никаких следов, она максимально стандартизирована, но при этом есть масса прямых и косвенных улик, которые могут показать, что именно вы сделали тот или иной снимок. Часть из них в Китае используется для поиска тех, кто распространяет вредную информацию, причем подход китайских властей таков, что они не афишируют эти возможности, чтобы люди не стали прятать свои намерения, не пытались себя защитить от такой слежки.

Самый простой способ слежки — это контроль над всем, что загружается в облака. Нечто подобное делают такие компании, как Apple, Google и Microsoft. Если они найдут у вас фотографии, которые могут вызвать вопросы, например, обнаженные фото детей, детскую порнографию, снимки с убийством людей и так далее, то они передадут их в соответствующие органы. Причем происходит это почти автоматически. Нечто подобное делается и в Китае, но тут есть одна важная поправка — обычно это делают в скрытом режиме, стараются не привлекать внимания.

В этот раз беспорядки привлекли внимание китайских властей, и они постарались их максимально ограничить, как результат, в облачных сервисах стали удалять фотографии и видео беспорядков и выступлений. Но не только там! На ряде смартфонов китайских производителей такие файлы стали удалять локально, при попытке открытия всплывает ошибка.

Но помимо такого неприкрытого акта цензуры, есть возможность поиска тех, кто снял эти видео, — причем необязательно пользователь сам загружал их в облако, можно удаленно активировать режим поиска видео и фото по определенным алгоритмам. Загляните в галерею на своем телефоне, вы увидите, что там есть поиск по словам, например, можно набрать в поиске «очки». В галерее появятся все фотографии с очками. Нечто подобное в Китае делают на устройствах пользователей, синхронизация с облаком не нужна, можно удаленно заблокировать все фотографии и видео либо загрузить их в облако, чтобы цензор их просмотрел. В Америке такой системы пока нет, но после волнений у Конгресса она разрабатывается и появится в 2023 году, никаких особых отличий нет. Пытался узнать, как именно и кто будет ее включать, какие юридические процедуры для этого нужны, но все безрезультатно. Одно могу сказать точно — в этом участвуют как производители платформ, создатели облачных сервисов, так и поставщики железа. Слежка выходит на новый, тотальный уровень, где можно попасть в историю, не только проповедуя те или иные идеи, а просто документируя происходящее, то, что не устраивает власти. Быть свидетелем вскоре будет так же опасно, как быть инакомыслящим по отношению к официальной доктрине.

В какой-то мере Китай идет в авангарде этого движения, но не нужно заблуждаться, крупнейшие страны будут стараться сделать нечто подобное, слишком велико искушение и слишком мало прав у пользователей. Цензура становится трендом в государственных кругах, причем тон тут задают западные демократии, которые уже де-факто ее ввели. Китай просто следует за ними идейно и вводит те технические системы, что им доступны. Не стоит заблуждаться, по сути действия Британии или США ничем не отличаются от того, что делает Китай, разнятся именно технические возможности.

Опыт Китая крайне важен, так как он в том числе показывает, как можно противодействовать внешней пропаганде, которая подсвечивает те или иные сообщения, разгоняет их по социальным сетям. Описал только часть истории, так как инструменты слежки сегодня стали более разнообразными. Но следует помнить, что данные на вашем смартфоне почти всегда принадлежат не только вам, но еще и третьим лицам. Так что хорошо подумайте, что именно вы хотите хранить в памяти своего телефона, что вы готовы ему доверить.