Привет.

Что определяет modus vivendi современного чиновника? Желание получить медаль на грудь, доказать свою ценность и скрыть реальность того, что его существование зачастую лишено всяческого смысла. Работа чиновника сложна и опасна, особенно если государство наделило его властными полномочиями. Ненароком можно обидеть уважаемых людей, всколыхнуть общественное мнение и, как следствие, лишиться собственной синекуры и надежды на то, что грудь украсят медали. Поэтому с кем дружить, а с кем враждовать, нужно выбирать крайне осмотрительно, с оглядкой на последствия.

ФАС России – это антимонопольное ведомство с широкими полномочиями и возможностью устроить проблемы для компании любого уровня. Проблема ФАС только в одном: долгие годы ведомство исполняло роль мальчика на побегушках и обслуживало явные желания правительства, когда ему давали команду «фас». Отличный и нужный инструмент для регулирования рынка в ручном режиме, когда нужно что-то отладить, кого-то прижать и заставить выполнять свои обязательства перед страной. Даже аббревиатуру ФАС в свое время придумывали с подтекстом, не скрывая того, что это за инструмент и как, предполагается, он будет работать.

Отсутствие самостоятельности стало ключевой проблемой ФАС, в чиновничьей иерархии сотрудники этого ведомства котируются как исполнители, но самостоятельными политическими игроками они не являются. Формально амбициозный человек во главе этой структуры мог бы иметь огромный политический вес, заставить бизнес считаться как с собой, так и с государством. В реальности при ручном управлении набрать такой вес невозможно, так как структура работает выборочно и обслуживает интересы государства в конкретных делах. Проблем в стране намного больше, государство обращает внимание только на самые вопиющие случаи, вне внимания ФАС остается огромное количество историй, на них не поступало запросов от чиновников рангом выше. Вот и получается выборочная работа по сигналам, а не системная деятельность, в рамках которой ФАС выполняет полезную работу для рынка и начинает его регулировать. Хорошо это видно на примере противостояния ФАС и Tele2, которое мы и разберем в деталях.

В 2019 году Ростелеком объявил о том, что полностью приобретает Tele2, фактически с 2020 года можно считать этого оператора связи принадлежащим государству. И этим Tele2 разительно отличается от других операторов связи. Входя в одну из крупнейших госкорпораций, этот оператор остается коммерческой структурой. Опасения, что менеджмент Ростелекома захочет вмешиваться в оперативное управление оператором, оказались напрасными, так как по большей мере команда Tele2 эффективна и выстраивает правильную стратегию на рынке (к PR это практически не относится, он довольно беззубый и под стать той же ФАС).

В России чиновники обожают в ручном режиме управлять теми или иными событиями, например, фиксировать цены на продовольствие, а еще лучше на конкретные товары. Когда чиновники уровня министра начинают рассуждать, что цены на гречку будут прибиты гвоздями, по спине у любого здравомыслящего человека начинает бежать холодок, кажется, что в стране все очень плохо. А как иначе воспринимать то, что птицы высокого полета снисходят до проблем конкретного товара и его ценообразования? Но постепенно приходит понимание, что это популизм и заигрывание с аудиторией, ничего иного за этим не стоит. В отсутствие вменяемых людей рядом чиновникам не могут объяснить, что на многих их заявления производят эффект разорвавшейся бомбы, так как все вместе выглядит абсурдно. Но мы привыкли к этому, воспринимаем уже как невинные эскапады людей на государственной службе.

Сотовая связь – без преуменьшения одна из главных отраслей в стране, в России дешевая, качественная связь. Качество многократно подтверждено любыми независимыми исследованиями, равно как и доступность этих услуг практически на всей территории, где живут люди. А стоимость как в абсолютных, так и в относительных числах минимальна. Для экономики это очень хорошо, так как позволяет создавать новые услуги и товары, удельная стоимость связи при этом в них минимальна. В правительстве давно оценили этот эффект и рамочно придерживаются очень простой стратегии: нужно ограничить рост цен на связь, чтобы экономика получала постоянное ускорение, появлялись новые бизнесы. Для государства не стоит вопрос сбора налогов от телекома, когда низкие цены снижают налогооблагаемую базу. Рост экономики в целом позволяет государству получать свои налоги от других, и совокупно они будут выше. Но для телекома это означает, что государство ограничивает возможности роста, заставляет постоянно искать большую эффективность, снижать штаты и жертвовать скоростью развития. Фактически это основная причина, почему мы все еще ждем сетей 5G, операторы не обладают достаточным запасом свободных средств, чтобы вложить их в новое поколение связи. При переходе от 3G к 4G ситуация была принципиально иной. Но в правительстве, осознав выгоды дешевой связи для экономики, старались прикручивать рост цен. Если сравнить цены на связь и основные товары в России, окажется, что телеком выполняет социальную функцию, продает свои услуги за минимальные деньги, сдерживает рост тарифов. Растут цены на электроэнергию и топливо, дорожают продукты питания и услуги, но только операторы поднимают цены на связь очень медленно. Причина тут в том, что государство старается ограничить рост цен, видя выгоды в других областях.

Отсутствие оформленного лобби телекома в правительстве перечеркивает возможности диалога, индустрия остается разрозненной, каждый решает сугубо свои проблемы. Профильных организаций, что представляли бы интересы телекома, сегодня просто не существует. Как следствие, правительство устанавливает правила игры, но почти ничего не дает взамен. Для развития того же 5G было бы неплохо получить налоговые льготы, финансирование государства, и в теории это возможно. На практике ходоки от каждого оператора имеют разные позиции, каждый тянет одеяло на себя, и в итоге не получается ничего.

Раздражение операторов от сдерживания цен на услуги связи постепенно нарастает, в 2019-2020 году рост себестоимости стал хорошо заметен, плюс впереди строительство 5G-сетей, расходы на поправки Яровой и другие инициативы депутатов, которые поддержало правительство. Телеком превратился в дойную корову, но при этом бизнесу не оставляли ничего для развития. Никакого иного варианта, кроме повышения цен для потребителя, у операторов не было. И это повышение цен всегда было умеренным, не более 15% от текущих тарифов. Причем, как правило, повышали цены на старые тарифы, уводили их в архив. Потом передышка на 2-3 года и снова рост. Для человека, который не меняет тарифы как перчатки, это означало рост в 7-8% в годовом исчислении. Примерно так работает наш рынок, и сказать, что 7-8% роста цен на услуги связи в год – это много, не может никто.

Чиновников многие воспринимают как инопланетян, но это обычные люди, живущие ровно в той же информационной среде. Когда в деловой газете появляется заметка о том, что такой-то оператор поднимает стоимость услуг связи, они возмущаются этаким грабежом и прибегают к тому инструменту, что есть у них под рукой. Начинается управление рынком в ручном режиме, когда требуется ограничить рост цен, чтобы люди не возмущались.

Тут есть важный момент, которого многие не понимают в современной России. Чиновники в верхних эшелонах власти зачастую просят разобраться в вопросе, что вовсе не должно трактоваться как однозначный приказ кого-то наказать. В слово «разобраться» вкладывается ровно тот смысл, что оно значит. Но коммуникация внутри вертикали власти зачастую сломана, чиновники рангом ниже додумывают сказанное и видят своей задачей исключительно карательную меру, а именно наказание тех, на кого указали. Для них немыслимо попытаться погрузиться в вопрос, вернуться наверх и заявить, что причин для наказания нет, а есть объективная реальность, с которой сложно спорить. Как сказал один чиновник средней руки в приватном разговоре, «телеком не защищает себя сам, а ты хочешь, чтобы мы это делали за них. Не находишь, что это странно?». Нахожу и полностью поддерживаю такую точку зрения.

Предпосылки для борьбы ФАС против Tele2 кроются в том, что оператор первым в 2020 году поднял цены на услуги связи. Было ли это повышение продиктовано объективными причинами? Да. Волновали ли эти причины ту же ФАС? Нет. В медийном поле широко обсуждалось, что Tele2 первым поднял цены, и они собрали весь спектр реакций на свои действия. В конечном итоге вызвали огонь на себя.

Для ФАС государственный оператор – это идеальная цель, так как чиновники понимают, что, нападая на негосударственный бизнес, они могут вызвать раздражение и ответные действия в правовом поле, например, на них подадут в суд. Ситуация маловероятная, но даже угроза такого судебного разбирательства может стоить им места, никто не хочет публичных склок. Главное правило современного чиновника – чтобы все было тихо.

С Tele2 все намного проще, сверху незримо стоит Ростелеком, госкорпорация играет по понятным правилам и, конечно же, не будет создавать проблем для чиновников, государство не пойдет против государства. Идеальный расклад сил, когда можно нападать на Tele2 и не ждать каких-то публичных демаршей.

Как ФАС атаковала Tele2 и почему оператор отдувается в гордом одиночестве

Одно дело – понимать, что можно нападать на Tele2 и не ждать ответной реакции, совсем другое дело – как это обставить так, чтобы вас не обвинили в нечестной игре. В 2020 году ФАС обратилась ко всем операторам и анализировала рост тарифов. Это произошло в первом полугодии, когда единственным оператором, сильно изменившим тарифы, стал Tele2. Выдержка из заключения ФАС, когда анализ сделан даже не за период в квартал, а ограничен одним месяцем:

«Средний рост стоимости услуг связи на территории Российской Федерации, имевший место в январе 2020 года, составил около 3,5%. При этом рост дохода от повышения абонентских тарифов составил, в зависимости от оператора, от 1% до 2,2% выручки. Такое увеличение сопоставимо или ниже величины роста затрат, необходимых для покрытия возросших текущих и капитальных расходов, и не содержит признаков монопольно высокой цены товара (услуги).

В основном изменения тарифов коснулись абонентов, пользующихся архивными тарифными планами, а изменения были направлены на выравнивание условий архивных и текущих тарифных планов. Реструктуризация тарифных планов была произведена с учетом дат предыдущих репрайсингов и в целях приведения к уровню тарифов других групп абонентов».

Методика анализа изменения цен за один месяц вызывает множество вопросов, тем более что исторически все операторы меняют тарифное предложение весной и осенью, на эти два периода приходится рост цен. Анализ изменения цен в рамках одного месяца лишен смысла.

В ФАС определили, что рост цен услуг связи Tele2 в мае 2020 года составил от 7 до 14% и посчитали, что никакого коммерческого обоснования для такого роста цен нет. В ФАС считают возможным регулирование цен на услуги связи для Tele2 на основании следующего:

«По признакам нарушения пункта 1 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, в соответствии с которым запрещаются действия (бездействие) занимающего доминирующее положение хозяйствующего субъекта, результатом которых являются или могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц (хозяйствующих субъектов) в сфере предпринимательской деятельности либо неопределенного круга потребителей, в том числе установление, поддержание монопольно высокой или монопольно низкой цены товара».

Тут возникает самое интересное. Оказывается, ФАС считает, что Tele2 монополист и занимает доминирующее положение на рынке. И к тому же может устанавливать “монопольно высокую стоимость товара”. Процитирую ту же ФАС, которая самостоятельно оценила долю Tele2 на рынке:

«Отмечаем, что доля ООО “Т2 Мобайл” на рынке услуг мобильной связи составляет 12%. Влияние этой компании на общую динамику цен на услуги мобильной связи в целом не значительно. Иных повышений стоимости услуг связи со стороны операторов связи за весь период мониторинга не наблюдалось.

Таким образом, учитывая рост тарифов в январе 2020 года и повышение тарифов ООО “Т2 Мобайл” в мае 2020 года, долю ООО “Т2 Мобайл” на рынке услуг мобильной связи, средний рост стоимости услуг связи на территории Российской Федерации в 2020 году составил около 4%».

Старая дилемма, когда нужно либо крестик снять, либо надеть трусы. По мнению ФАС, оператор не оказывает значительного влияния на рынок, но при этом ФАС вмешивается в коммерческую политику компании и требует вернуть цены на старый уровень. Нестыковка настолько очевидна, что не требует каких-либо объяснений. В 2020 году действия ФАС были продиктованы запросом правительства, в чем ФАС, собственно, и признается в своих документах:

«…с начала пандемии новой коронавирусной инфекции в марте 2020 года, во исполнение поручения Председателя Правительства РФ М.В. Мишустина по анализу динамики изменения операторами мобильной связи тарифов (цен) на услуги, предоставление которых непосредственно связано с обеспечением возможности перевода населения на дистанционные (удаленные) формы работы (обучения) в целях предотвращения новой коронавирусной инфекции, ФАС России проводит мониторинг действий операторов связи в целях создания благоприятной конкурентной среды, защиты предпринимательства и прав неопределенного круга потребителей».

Перед нами классический пример ручного управления, когда правительство дает команду разобраться и не создавать социального напряжения в разных областях, не допустить роста цен, продиктованного объективными причинами, или ограничить его. В ФАС выполняют поручение и атакуют фактически одного оператора, с которым количество проблем может быть наименьшим. И закрывают глаза на то, что делают все другие операторы, так как от них можно получить ответ, и ситуация выйдет из-под контроля. Более того, весь рынок поднимает цены, медленно, но увеличивает их. Тут ничего не изменилось. Но в ФАС обладают избирательным зрением и выписывают предписание только Tele2. Почему? Ответ дан выше. Для ФАС невыгодна ситуация, когда операторы выступят единым фронтом и будут обосновывать рост цен, тогда ведомство столкнется с тем, что самостоятельно объединило телеком, и правительство за это по голове не погладит, а скорее будут новые кадровые назначения и рокировки. Какому чиновнику захочется так сильно рисковать теплым местом? Правильно, никому.

Проблема ФАС в том, что нельзя закрывать глаза на объективную реальность и при этом пытаться выполнить заведомо провальное поручение правительства. В идеальном мире ФАС должна была разобраться в ситуации и затем сообщить, что в течение года все операторы подняли цены примерно до одного уровня (то, что Tele2 наращивал цены с низкого уровня, как-то забылось и в расчет не принималось вовсе, отсюда больший процент роста). Как вариант, могли усмотреть рост цен для всех операторов и тогда выступить против всех. Но сейчас козлом отпущения служит только Tele2, так как он государственный и вероятность того, что будут отвечать и что-то делать в публичном поле, крайне мала. Одновременно это сигнал всем операторам, что сильно поднимать цены не стоит, иначе придет ФАС. Но угроза пустая, так как операторам де-факто разрешили менять цены, обозначив неформально коридор, в котором это можно делать. Это управление экономикой в ручном режиме, когда ФАС служит инструментом, и только, причем инструментом, лишенным разумного начала. Это скорее репрессивный инструмент и только против своих. Бей своих, чтобы чужие боялись.

Последнее предписание ФАС, сделанное на днях в адрес Tele2, ровно такое же, как прошлогоднее. Оператор необоснованно поднял цены и должен их снизить. В предписании можно заменить имя оператора на любое другое, и суть для абонентов не поменяется, они поддержат это решение, так как это чистой воды популизм. Никто не любит роста цен, и это нормально. Другое дело, что он может быть обусловлен реальной ситуацией на рынке, а она такова, что роста цен никак не избежать.

Расскажите, как вы трактуете ситуацию с ФАС и Tele2, кто, по вашему мнению, тут выглядит лучше или хуже. Как вы оцениваете историю в медийном ключе?