Привет.

Про импортозамещение инфраструктурного оборудования говорят много лет, но дело почти не сдвигается с мертвой точки. Если придирчиво изучить российские сотовые сети, то оборудования, разработанного и/или произведенного в России, в них окажется не так много. Причин тому множество, от отсутствия элементной базы до длинных и больших контрактов операторов с вендорами, которые выгодны и не предполагают поставок со стороны. Чиновники пытались подойти к этой задаче с разных сторон, но в 2021 году терпение иссякло, и они решили проводить жесткую политику. В сентябре 2021 года у большой четверки заканчиваются LTE-лицензии, они были выданы в 2012 году. В правительстве посчитали, что это удобный повод заставить операторов сделать сразу несколько вещей. Второго августа Госкомиссия по радиочастотам (ГКРЧ) приняла решение о продлении лицензий на LTE на десять лет для операторов, но они должны сделать следующее:

  • C 1 января 2023 года использовать при строительстве LTE-сетей только российское оборудование, которое входит в реестр российской электроники, также они обязаны применять российский софт;
  • До 8 сентября 2024 года обеспечить покрытие LTE во всех населенных пунктах с числом жителей более 1000 человек;
  • До 8 сентября 2031 года покрыть сетями LTE 99.9% федеральных трасс.

Давайте вместе разбираться, что это значит для рынка и за чей счет этот банкет. Начнем с оборудования для LTE-сетей, а заодно напомню, что 5G-сети можно будет также строить только на российском оборудовании. В качестве причины называют слежку, недокументированные возможности, одним словом, мы должны быть уверены, что наши сети, так или иначе, защищены. Конечно, безопасность играет не последнюю роль в выборе отечественного оборудования, но основная причина в другом — в стимулировании производства внутри страны, создания своих разработок. Подход чиновников — это перекладывание проблем на бизнес, когда создаются рогатки, а чтобы их обойти, операторы должны решить самостоятельно то, чего не могли за много лет сделать чиновники. Фактически нам предлагается построить огромный пласт индустрии в рекордные сроки, разработать собственные базовые станции и начать их производить. Задача выглядит нерешаемой, но только на первый взгляд и при именно таких условиях.

В феврале 2021 года корпорация “Ростех” показала первую отечественную базу 4G, модель R45F поддерживает как LTE, так и LTE-A, разработчик — компания «ГлобалИнформСервис», производство будет на “Росэлектронике”. Станция работает в диапазоне 450 МГц, операторы фактически не задействуют его, а вот распространенных и нужных диапазонов в ней пока нет. Неизвестна стоимость этой станции, про нее нельзя сказать что-то конкретное. Проблема в том, что таких станций должны быть десятки, с разными характеристиками и возможностями, шагом цены. Но ничего этого нет, так как в России отсутствует опыт разработки подобных устройств, нет инженеров и далее по списку. Крупнейший государственный холдинг смог родить мышь в виде собственной базовой станции, которая вызывает больше вопросов, чем дает ответов.

Переломить ситуацию сможет как раз обременение при продлении частот, когда просто и эффективно запрещается все нероссийское. Проблема, где взять наши станции, софт и наработки, никуда не исчезает, но решение ищут уже операторы, используя собственные ресурсы.

В России огромный рынок телекома, причем по меркам любой страны мы потребляем много инфраструктурного оборудования, сказываются расстояния плюс желание сделать как можно лучше, что стало побуждающей силой для всех операторов. В Европе операторы отчаянно экономят на всем, у нас, наоборот, шикуют, так как стараются поставить оборудование где только возможно и улучшить качество связи. Как результат, Россия — очень интересный рынок для поставщиков инфраструктурных решений. Размер рынка и всеядность сделали его интересным для всех поставщиков, но начиная с 2014 года мы видим плавный разворот в пользу китайских компаний. Помимо политики тут есть и рациональное зерно, те же станции от Huawei выгодны по соотношению цена/качество, Россия нужна компании как рынок сбыта на фоне проблем в Европе из-за американских санкций. Потерять этот рынок не может ни Huawei, ни кто-то другой, он слишком большой, и слишком заметную долю в продажах занимают российские операторы.

Провозгласив необходимость использовать российскую инфраструктуру, правительство создает угрозу того, что Huawei, Nokia, Ericsson и другие потеряют этот рынок. Более того, агрессивная конкуренция между ними вынудит кого-то согласиться локализовать производство, передать необходимые технологии безвозмездно и в обмен на доступ к рынку. Нечто подобное неоднократно проделывал в прошлом Китай, и это работает. Нет никаких причин считать, что в России что-то пойдет не так.

Максут Шадаев, министр Минцифры, заявил, что встречался с поставщиками инфраструктурного оборудования и они готовы размещать производство в России, а также передавать интеллектуальную собственность российским компаниям. Речь идет все о том же “Ростехе”, плюс АФК “Система” планирует заниматься таким производством (им принадлежит МТС). Думаю, что сейчас весь рынок находится в шоковом состоянии, не понимает, как все это будет происходить на деле, но компании готовятся к переносу производства, закупкам оборудования, которое появится. Вот что об этом сказал Максут Шадаев: “Нам кажется, что это позволит существенным образом снизить зависимость такой критической телекоммуникационной инфраструктуры от зарубежных производителей, снизить санкционные риски и, самое главное, использовать возможности производства, которое сейчас создается в части микроэлектроники, электронной компонентной базы для того, чтобы мы встраивали эти компоненты, наполняли ими те базовые станции, которые будут ставиться на сети связи”.

Вице-премьер правительства России Дмитрий Чернышенко в начале лета утверждал, что операторы должны будут предоставить гарантии закупок, под них будет резервироваться производство.

Комплекс мер, разработанных правительством, создает рабочие места внутри страны, мы получаем лицензии и патенты, знакомимся с элементной базой и даже что-то начнем производить самостоятельно. Но самое главное в этой истории то, что это сродни перезапуску индустрии, когда с рабочими местами у людей начнет складываться опыт того, что можно создавать. У нас нет людей, умеющих работать с такой электроникой, им было неоткуда взяться. Сейчас же они постепенно будут появляться, как результат, в перспективе 5-10 лет можно говорить о том, что в реальности может появиться наша инфраструктурная электроника. История большая и интересная, в ней множество ответвлений.

Зачем правительство требует вкладываться в развитие 4G в небольших поселках и вдоль трасс? Ответ на этот вопрос не в социальной повестке, она решается сама собой. Это загрузка как раз тех самых предприятий, которые будут производить “российскую инфраструктуру”, для них формируется рынок сбыта, ведь без него инвестиции обречены. Операторы могли манкировать закупками, их уровень был предельно небольшим. С новыми задачами все иначе, нужно создавать инфраструктуру там, где ее не было.

Причем под инфраструктурой понимается вовсе не создание базовых станций как таковых, но весь спектр работ — строительство дорог, подведение электричества и коммуникаций. Этим будут заниматься не операторы, но они становятся выгодоприобретателями этого процесса (в индустрии мало кто верит, что все будет гладко, но в то, что такая стройка случится, верят практически все). Государство занимается процессами, до которых не доходили руки, обеспечением инфраструктуры небольших поселков. В этой связи интересно заявление Шойгу, который рассказал, что в России могут за несколько лет построить несколько новых городов с населением до полумиллиона человек для концентрации в них того или иного производства. История, рассказанная Шойгу, звучит дико в отрыве от других тенденций, но если посмотреть на улучшение инфраструктуры, то станет понятна задача таких городов, их разместят в местах, откуда нужно будет тянуть электричество, коммуникации в те самые поселки. То есть это латание дыр в инфраструктуре страны, города приблизят технологии к отдаленным поселениям, сделают дешевле всю инфраструктуру.

Подход правительства комплексный, операторы — один из кирпичиков в этой истории. По оценкам представителей «МегаФона», расходы всех операторов на стройку LTE в небольших поселках составят около 100 млрд рублей. Это, с одной стороны, много, с другой стороны, вполне подъемные деньги. Экономика от прихода LTE и качественного интернета в отдаленные уголки страны однозначно выиграет, операторы получат ускорение роста трафика, и это хорошо.

Но все равно те инвестиции, что нужны и необходимы, не могут быть получены только от государства, и встает вопрос, кто будет платить за эти планы. Ответ, как всегда, один и тот же, заплатим за это мы с вами, потому что операторам негде взять деньги на развитие сетей, кроме как повышая стоимость услуг связи. Но тут есть одна закавыка — наша потребность в связи постоянно растет, мы потребляем все больше и больше трафика, платим за него также больше (при этом стоимость одного ГБ падает год к году, но нам нужно больше трафика!). Скрытое повышение цен происходит ежегодно, убежать от него нельзя. Основной прирост стоимости услуг связи — это закупка оборудования, которое операторы покупают на внешних рынках и за валюту. Перенос производства в Россию первоначально не сможет изменить цены, но в периоде 5-7 лет это вполне реальная история. Как результат, мы получим преференции, и рост цен на связь не будет заметным. Те решения, что принимаются сегодня, позволят нам сохранить дешевую и очень качественную связь на территории всей страны.

Нам всем неприятно, когда меняется привычный уклад жизни, все новое пугает. То, что люди, работающие в телекоме, за деревьями часто не видят леса, нормально, это наша привычная черта. Но впервые за многие годы мы можем за относительно короткий срок в 5-10 лет получить индустрию, которая отсутствовала, — создание инфраструктуры для телекома. И это своего рода революция, которая происходит сегодня и решается сугубо политическими инструментами, а не деньгами. Каких-то заметных потрясений для нас с вами как пользователей услуг связи не будет, рынок будет жить в тех же параметрах, что и сегодня, — медленный и скрытый рост цен на связь, медленное развертывание 5G. Но перспективы впервые играют красками, и начинается гонка за то, кто станет в будущем поставлять огромную кучу оборудования, еще не все игроки заявили о своих намерениях, но они есть.