Table of Contents

Портативные игровые консоли

Осенью Razer проводит RAZERCON, показывая многочисленные игровые гаджеты и аксессуары. Звездой программы стала портативная игровая приставка Razer Edge. Давайте обсудим!

Рынок давно находится в ожидании реализации обещания портативных игровых консолей. И, честно говоря, я думал, что в первую очередь мы увидим релизы от ведущих Android-игроков. Я даже надеялся, что Google, прибив Stadia, вместе с новыми Pixel представит какую-то замену. А в итоге и новые Pixel для игр не очень-то подходят…

Однако пока что своё видение показывают, если так можно выразиться, околоандроидные компании. Сначала Logitech представила свою приставку, а теперь и Razer.

Итак, перед нами портативная игровая консоль, работающая на чипсете Snapdragon G3x Gen 1. У неё сенсорный AMOLED-экран с частотой обновления 144 Гц размером 6.8 дюйма и разрешением 2400×1080 точек. На борту 8 ГБ LPDDR5 оперативной памяти и накопитель 128GB UFS 3.1, есть отдельный слот для microSD карт памяти. Консоль поддерживает 5G, есть Wi-Fi 6E, Bluetooth 5.2, один порт Type-C и разъём 3.5 мм. Есть 5 МП камера. А батарея 5000 мА*ч.

Консоль представляет собой планшет, к которому можно пристегнуть геймпад. Вес планшета — 264 грамма, общий вес консоли — 401 грамм.

Razer говорит, что можно будет играть в игры для Android, PC, Xbox, плюс поддерживается облачный гейминг.

К сожалению, картинка вводит в заблуждение. Игры с PC и Xbox можно запускать только стримингом. Отличие от облачного гейминга в том, что не нужен никакой тариф. Это ты сам себе со своего компьютера или приставки стримишь на консоль.

Razer попутно обещает небывалое качество Android-игр, подчеркивая, что у консоли активная система охлаждения. Цена приставки — на уровне 400 долларов.

Занятное устройство, у которого только один, но фатальный просчёт. Нет ответа на вопрос: а кому оно нужно? Ведь, по сути, функции данной приставки может выполнять любой производительный смартфон с прицепленным геймпадом.

Полагаю, чтобы дело сдвинулось с мертвой точки, нужно поработать над мотивацией покупателя. В своё время в этом направлении пробовала двигаться Nvidia, запуская эксклюзивные игры для своей ТВ-приставки Nvidia Shield TV. Но быстро поняла, что дело это непростое и финансово напряжное.

К сожалению, тогда всё заглохло. И в целом мало причин думать, что сейчас что-то изменилось. Для того, чтобы покупали приставку, нужны эксклюзивные игры или принципиально иной игровой опыт, которого не может дать смартфон. Однако для этого нужно сотрудничество с игровыми студиями, которым, в свою очередь, нужно, чтобы у их игр было как можно больше аудитории. А зачем ограничивать аудиторию, запуская проекты для небольшой прослойки Android-консольщиков, когда есть целый рынок Android-смартфонов? Таким образом, получается замкнутый круг.

На презентации Razer показала крутые картинки и видеоролики, но, по-моему, так толком и не донесла идею, зачем нужна подобная приставка. А вы что думаете?

Про «Яндекс.Маркет»

Давеча шеф затронул интересную тему про невыгодность маркетплейсов как для продавцов, так и для покупателей. И крайне возмутился происходящим. Разделяю все негативные вибрации, посланные во Вселенную, но хотелось бы вставить свои две копейки в дискуссию.

Во-первых, начать стоит с того, что мы находимся в очередном переломном моменте рынка: миграция покупателя из офлайна в онлайн.

Тут, конечно, читатели встряхнут брылями и скажут, что все давным-давно перебрались в онлайн. И будут неправы. Люди по-прежнему предпочитают покупать офлайн. Например, в 2021 году произошло значимое событие: онлайн-продажи смартфонов заняли рекордную долю от общего объёма продаж. Вы не поверите, но это всего 36%. То есть, по сути, только каждый третий смартфон продаётся онлайн.

В целом, положительная динамика налицо, так, в 2020 году онлайн-продажи достигли 31%, а в предыдущие годы топтались на уровне 25-28%. Пандемия коронавируса помогла!

Тут надо отметить, что Россия не исключение. Данные по другим странам показывают схожие цифры. Например, вот результаты опроса в США (7 605 респондентов, вопрос: «Какие товары вы покупаете чаще онлайн, чем офлайн»).

В Европе и США на онлайн-продажи приходится примерно треть покупок. Не оценивая в контексте, хорошо это или плохо, можно сделать другой вывод: у онлайн-ритейла громадные перспективы роста.

Ведь онлайн, по сути, предлагает всё то же самое, что офлайн-магазин, с поправкой на то, что товар клиенту домой привезут. В какой-то степени онлайн даёт даже больше, так как покупатель сразу же видит множество отзывов, фотографии товара, сделанные реальными покупателями, и.т.д. Что называется, продавец в уши воды не нальёт. Однако большинство по-прежнему предпочитает дойти ножками до магазина: так привычней, надежней и множество других схожих причин.

Важный вопрос: а должны ли быть купленные онлайн товары дешевле, чем при покупке в обычном магазине? Большинство ответит, что да, так как не надо платить зарплату продавцам, платить за аренду магазина и т.д.

Почему люди пришли к такому выводу? Сами додумались, или в многочисленной рекламе им объяснили, почему надо покупать онлайн.

Все онлайн-магазины по всему миру допустили эту ошибку. На первом этапе, пытаясь привлечь покупателя, они предлагали более привлекательные цены. Нужно было дать покупателю мотивацию для покупки онлайн, перебороть его страх приобрести кота в мешке. А теперь приходится расхлебывать, когда народ возмущается, а почему онлайн ничуть не дешевле, чем офлайн?

Однако не следует забывать, что онлайн-ритейл – это не про благотворительность. У онлайн-магазинов нет задачи дать минимальную цену, чтобы сделать покупателя счастливым. Задача — дать такую цену, чтобы у тебя купили.

При этом сейчас маркетплейсы наслаждаются ростом количества активных покупателей. Сначала коронавирус, а затем и специальная военная операция привели к тому, что люди стали тщательнее подходить к расходам. И отправляются за выгодой в интернет.

Если посмотреть итоги 2021 года, то «Яндекс.Маркет» рапортует, что товарооборот сервиса год к году вырос на 187%.

В поисках лучших цен на маркетплейсы приходит много новых неопытных покупателей. Таким покупателям достаточно показать, что онлайн ценник выгоднее, чем офлайн. Например, мы идём в многострадальный Re:Store, где продаётся MacBook Air 8/256 ГБ за 134 990 рублей.

Заходим на «Яндекс.Маркет», и нам сразу же предлагают добавить такой же ноутбук в корзину, но уже за 93 529 рублей. Разница — 41.5 тысяча рублей.

Феноменальный разрыв в ценах между розницей и онлайн-витриной. Многие купят, не оглядываясь.

Однако всегда есть пласт продвинутых покупателей. Раньше такие приходили в офлайн-магазин, чтобы посмотреть товар вживую, а затем заказывали где-нибудь в Интернете. Теперь же заходят на «Яндекс.Маркет», а дальше проверяют цену в поисковике.

«Яндекс», к слову, всеми силами пытается этому противостоять. Например, на скриншоте выше мы видим, что MacBook по такой цене продаёт некий GOODSTORE.COM. Если нажать на название, покупатель оказывается на странице с витриной этого магазина на «Яндекс.Маркете». Ни в разделе «О магазине», ни в какой-либо другой части страницы нет ссылки на сам сайт данного магазина.

Таким образом, чтобы перейти на сайт магазина, надо руками ввести его название в поисковой строке. Для создания дополнительного затруднения название магазина оформили в виде ссылки, то есть при нажатии происходит перезагрузка страницы. Как бы мелочь, но пользователю надо приложить определенное усилие, чтобы скопировать (ибо печатать-то лень). С телефона так и вообще непросто (длительный тап, затем выбрать скопировать не ссылку, а текст ссылки).

Причина, по которой «Яндекс» пытается удержать посетителя на своём маркетплейсе, банальна. На официцальном сайте магазина тот же товар стоит дешевле на 3 600 рублей. Разница небольшая, но приятная. Особенно учитывая, что отличий никаких.

Очевидно, что рост перетока клиентов в онлайн продолжится. Белые ритейлеры, к слову, это очень хорошо понимают. Например, пресс-релиз от мая этого года от «М.Видео-Эльдорадо» рассказывает про начало сотрудничества с «Яндекс.Маркетом».

То есть магазины идут следом за клиентом на те площадки, которые клиент считает выгодными. И в этом нет ничего плохого. Главное, чтобы на рынке продолжала существовать конкуренция, которая будет держать всех игроков в тонусе.

Для части покупателей маркетплейсы превращаются просто в удобные онлайн-витрины, где в одном месте удобно собрано множество товаров. Тот же «Яндекс.Маркет» даёт удобную опцию «Сравнить», когда на один экран можно вывести несколько интересных товаров, чтобы сравнить характеристики.

Напоследок хочется сказать, что история ходит по кругу. В 90-е мы начинали с рынков, потом перешли в розницу, которая изначально предлагала и цены лучше, и гарантию, и какой-никакой сервис. Затем перешли в онлайн-магазины, которые потеснили онлайн-маркетплейсы, позволявшие сравнить множество цен сразу. Онлайн-маркетплейсы теснят площадки типа «Авито», где цены могут быть ещё выгоднее, так как, по сути, это обычный онлайн-рынок. Когда онлайн-рынки станут отъедать заметную долю от официальных продавцов, будут новые движения. И так по кругу.

Копирование и конкуренция

Хочется затронуть очередной виток конкуренции. В середине августа Xiaomi отчиталась об успехах своей стратегии «премиумизации». Если подзабыли, то Xiaomi собирается стать номером 1 по продажам премиум-смартфонов в Китае. Ну а затем и во всем мире.

Рядовые пользователи, которые не следят за стратегиями и тактиками больших компаний, ощутили лишь то, что смартфоны Xiaomi больше не подразумевают самую низкую цену. Естественная реакция на рост цен – это возмущение.

Однако решение «премиумизироваться» было вызвано не тщеславием менеджмента. По факту другого пути просто нет.

Долгое время Xiaomi была довольно уникальным производителем, который пытался предложить не просто полную экосистему гаджетов, а целый Xiaomi-лайфстайл. Это когда всё, что тебя окружает, является продукцией Xiaomi: от зубной щетки и туалетной бумаги до стиральной машины и самоката.

Честно говоря, было немного сложно поверить, что кто-то решится копировать подобную стратегию. Но оказалось, что это вполне возможно.

Таким подражателем выступила realme. Это в какой-то степени забавно, но сегодня realme на ключевых рынках предлагает ассортимент товаров немногим меньше, чем Xiaomi.

Так, в Индии производитель продаёт не только смартфоны и телевизоры, но можно купить и фен, и чемодан, и зубную щетку, и даже одежду.

Соответственно, сейчас Xiaomi сталкивается с теми же проблемами, что и Samsung. Это поиск ответа на вопрос: а чем ваши продукты лучше, чем продукты конкурента?

Тут надо отметить, что Samsung постепенно проигрывает рынок. Особенно это заметно в развивающихся странах. И выигрыш не на стороне Xiaomi. Для примера можно взять рынок Южной Америки, где раньше Samsung занимала монопольное положение. Затем на рынок пришла Xiaomi, которую уже накрыло вторжение других китайских брендов. Самое забавное, что Xiaomi не может конкурировать с ними по цене, потому что это путь в никуда, ведущий к многомиллионным убыткам.

Именно по этой причине Xiaomi так активизировалась в последнее время, создавая инновационные и дизайнерские продукты, призванные привлечь внимание и повысить стоимость компании в глазах потенциальных покупателей. Для этой цели нам показывали будущего робота-андроида, обещали электромобили, представляют смартфоны с гибким экраном, продающиеся ограниченным тиражом. Или вот посмотрите на стиральную машину с сушилкой и вытяжку, которые по эстетике уж очень напоминают продукты Samsung.

В очередной раз хочется обратить внимание на Apple в контексте того, почему именно эта компания обходит всех по капитализации. На рынке, где все безостановочно друг друга копируют, только Apple в каждом из занимаемых сегментов продолжает предлагать уникальные продукты, которые не получается полноценно «украсть».

Заключение

На рынке наблюдается определенный кризис идей. В воздухе витает ощущение, что необходим новый рывок. Та же Android-приставка от Razer – это обычный Android-смартфон, которому придумали слегка новое позиционирование.

А ситуация с realme, которая за несколько лет умудрилась дорасти до полного копирования продуктового портфеля Xiaomi, лишь подчеркивает скудость ландшафта. Вполне вероятно, что так называемая next big thing уже здесь, просто сделали её не крупные компании, а какой-нибудь небольшой стартап, ждущий, чтобы на него обратили внимание.