Привет.

В пятницу, 25 ноября, информационное поле взорвалось сообщениями о том, что глава Cчетной палаты Алексей Кудрин побывал у президента России и согласовал свой переход в «Яндекс». О такой рокировке писали и ранее, в разных источниках указывалось, что Кудрин выступает со стороны Аркадия Воложа, который таким образом пытается разделить компанию и вывести часть активов на внешние рынки. Еще весной все признаки указывали на то, что «Яндекс» выводит активы из России, это касалось интеллектуальной собственности, разработок компании, ключевых сотрудников.

Внутри «Яндекса» последовательно создавали культуру неприятия российского государства, что стало нормой для части компании. Проводником этих идей был и сам Аркадий Волож, но при этом он не чурался получения любых преференций и поддержки внутри России, использовал административный ресурс на полную катушку. Попытка усидеть на двух стульях не могла быть вечной, в конечном итоге Волож задолго до всех событий выбрал эмиграцию из России, воспринимал нашу страну как место, где он получает деньги, но не планирует жить. Этот вывод может сделать любой человек, знающий, как мало времени Волож проводил в России, как много недвижимости покупал в разных странах. Из забавного последних месяцев — сквоттеры заняли дом Воложа в Амстердаме, а юристы миллиардера не смогли выселить их в рамках закона.

Напомню, что Аркадий Волож попал в санкционные списки ЕС в начале лета, европейцы заявили, что он напрямую и косвенно поддерживает действия Кремля. В «Яндексе» посчитали санкции несправедливыми, но ничего с ними сделать не смогли. Отсюда желание Воложа откреститься от России, попытаться снять с себя санкции — что вряд ли возможно в среднесрочной перспективе. Даже если он откажется от российских активов «Яндекса», ему припомнят все прошлое, в котором он лично участвовал.

В истории «Яндекса» меня всегда удивляла двойственность позиции компании. Они давили успешных конкурентов за счет административного ресурса внутри России. С другой стороны, выступали ровно против государства, которое и составило их счастье и финансовое благополучие. Тут надо отметить, что вне России «Яндекс» не смог стать успешным, все внешние офисы финансировались за счет заработка в нашей стране, экспансия была возможна только за счет российских денег. Гуляли широко, гуляли на все и рассчитывали, что в любой момент государство подставит плечо, что в конечном итоге и произошло, в этот кризис «Яндекс» получил льготные кредиты, и де-факто государство стало воспринимать этот момент как покупку компании.

И вот тут мы приходим к самому интересному во всей истории, тому, что вызывает множество вопросов у сторонних наблюдателей. Почему назначения в государственной компании происходят с участием президента России, владелец компании не возражает против этого и даже, напротив, рад происходящему? Ответ лежит в плоскости того, что «Яндекс», получая блага от государства, изначально согласился быть государственным и работать на государство. Хотя для внутреннего использования в «Яндексе» рассказывались совсем иные истории, создавалось иное позиционирование.

Не секрет, что большинство людей в России считают, что «Яндекс» стучит государству, передает все данные пользователей в том или ином виде. Товарищ майор стал именем нарицательным и ассоциируется исключительно с «Яндексом». В «Яндексе» вяло отмахиваются от таких обвинений, но периодически прорывается, что бизнес во всем мире устроен одинаково и исключений нет. В какой-то мере это вопрос веры — стучит «Яндекс» государству или нет. Вот, посмотрите на результаты опроса в нашем Telegram-канале.

Опрос можно найти вот тут

Отсюда непосредственное участие президента России в разделе компании, «Яндекс» — это государственный актив, в который вложены деньги нашей страны. во всех обсуждениях присутствует модель, по которой произойдет раздел «Яндекса». На внешних рынках формируется новая компания, в нее войдут подразделение беспилотников, разработки облака, обучающее направление “Практикум”. В России появляется новая управляющая структура, фактически уходит голландский Yandex N.V. То есть «Яндекс» на все сто процентов становится российским без всяких примесей.

Никто из нас доподлинно не знает условий соглашения между Воложем и российским государством, но думаю, что Волож продавал свой актив в свойственной ему манере. Из разных обсуждений внутри «Яндекса» и косвенных признаков можно сделать такие выводы:

  • Волож не может забрать из России большую часть сотрудников, переход (читай — переезд) доступен для небольшого их числа;
  • Россия продолжает опосредованно сохранять доступ к внешней компании, взамен Волож в том или ином виде имеет возможность продолжать получать деньги с российского рынка.

Уверен, что Волож торговал своими сотрудниками и обещал, что их необходимо сохранить в новой внешней компании, чтобы при изменении условий они вернулись в Россию. Этот речитатив звучит достаточно часто и воспринимается политиками в России как некая неизбежность, хотя тут все зависит от масштаба кризиса и того, что сможет сделать новый «Яндекс» вне России.

Сделка носит понятийный характер, иначе и не сказать. Чиновник высшего эшелона выступает гарантом того, что Волож выполнит свои договоренности (и думаю, что у него нет выбора, он просто не может этого не сделать, его крепко прижали). На моей памяти не было назначений (а это именно назначение и ничто иное) чиновника в коммерческую IT-компанию, причем у Алексея Кудрина совсем нет такого опыта. Попутно, по сообщениям в медиа, Кудрин получает опцион в 5% от «Яндекса», из них 2% в самом начале, а 3% по итогам работы. В зависимости от точки отсчета можно сказать, что это 200-300 млн долларов. Фактически комиссионные со стороны Воложа за сделку с российским государством. Согласитесь, что есть в этом нечто запредельно веселое, так как объяснить подобное адекватно не получается. Во многих странах такой опцион могли бы обозначить как сделку с нарушением всех принципов, а кто-то — даже посчитать взяткой государственному чиновнику. Но в текущей ситуации мало кого волнует, как это все выглядит со стороны.

И вот тут мы приходим к следующему пункту, любое развитие ситуации для «Яндекса» вне России было негативным, из всех плохих сценариев был выбран более-менее приемлемый. В нем отколовшиеся кусочки компании будут открещиваться от российских корней (это уже происходит, и очень активно). Какие-то офисы превратятся в компании с невзрачными именами, чтобы запутать следы. Какие-то войдут в новую управляющую структуру, финансирование которой будет происходить за счет как Воложа, так и, возможно, российского государства. И вот эти связи в любом случае ударят по «Яндексу» номер два, ему никто не простит российские корни и не даст работать. Сохранить компанию можно только продажей сильному игроку, но потребности в разработках «Яндекса» у них нет. Да и купить могут только интеллектуальную собственность, допускать интеграцию сотрудников в какие-то корпорации никто не захочет, слишком велика вероятность неприятностей в будущем. Внешний «Яндекс» останется чужим и чуждым для всех, предателей опасаются везде, так как их ролевая модель всегда одна и та же. Вспомним усложнение внешних условий и посочувствуем Аркадию Воложу, судьба его денег, как и раньше, напрямую связана с Россией. Не думаю, что перспективы внешних офисов «Яндекса» вне России радужны, структура начнет разрушаться в течение 2-3 лет, если не сможет изыскать средства в неограниченных количествах. И такой заимодавец есть — это Россия. Другое дело, насколько Европа или США это осознают, скорее всего, тут нет иллюзий, и поэтому давить «Яндекс» будут последовательно.

Давайте теперь поговорим о российском «Яндексе». В ДНК компании истерики встроены как часть корпоративной культуры, внутри «Яндекса» сотрудники любят рефлексировать по любому поводу, а тем более когда происходят такие масштабные изменения. В чатах «Яндекса» новость о приходе Кудрина была окрашена исключительно в негативные тона — все пропало, нужно бежать куда глаза глядят. Реакция ожидаемая и не имеющая ничего общего с реальностью, большая часть сотрудников — это расслабленный офисный люд, не имеющий твердых убеждений и согласный работать в любых условиях, если им платят достойную зарплату. Борцов с режимом там нет, все это просто некая модальность поведения, ничего иного, мода, и только. Поэтому будут работать, возможно, не так хорошо, как раньше, но ничего катастрофического не произойдет. В «Яндексе» и так большинство вещей были сделаны криво, ничего не поменяется, и сейчас, возможно, угол кривизны чуть увеличится. С финансовой точки зрения «Яндексу» внутри России ничто не грозит — монополист в области такси, поиска, чуть позже станет монополистом в области доставки еды. Одним словом, безоблачное будущее и фактически все черты государственной компании с монополией в ряде областей. Этакий РЖД на минималках. И вот эта трансформация будет бить по ‘Яндексу» очень сильно, компания станет постепенно превращаться в болото.

Главной задачей Кудрина и его команды станет превращение «Яндекса» в лояльную государству компанию, на это уйдет примерно год. Количество увольнений не будет запредельным, десятки людей, не больше. Переживать на эту тему точно не стоит. Потерять компетенции при такой поддержке государства и отсутствии прямых конкурентов в ряде областей невозможно. Деньги у компании будут, но качество сервиса станет снижаться еще больше, тут, увы, логика развития понятная.

Есть небольшой шанс, что сейчас внутри «Яндекса» сформируется новая управленческая команда, компания станет другой и сможет расти по иным принципам. Но именно участие государства говорит о том, что этого, видимо, не произойдет, такие примеры мне неизвестны. Хоронить «Яндекс» точно не стоит, компания с финансовой точки зрения в ближайшие годы будет в шоколаде. Но вот то, что потенциал ее развития и увеличения конкуренции в России упадет, не вызывает сомнений.