Привет.

Наверное, жалко, что я не шпион, которого отправили красть государственные секреты. В бизнес-классе «Сапсана» через проход сидит девушка, у нее заклеена фронтальная камера на ноутбуке, рискну предположить, что она опасается слежки. Экран немного приглушен, но через камеру обычного смартфона можно с легкостью подглядеть в очередную нетленку, где описываются закрытые для большинства простых смертных данные. Никакой защиты на экране нет, хотя можно предположить, что тут уместно использовать стекло с поляризацией, которое не позволяет увидеть что-либо на дисплее, если смотреть на него под углом. Но ничего такого нет.

Ловлю себя на мысли, насколько в людях во всем мире сочетаются совершенно противоположные верования. Например, люди верят, что за ними могут следить через фронтальную камеру ноутбука, но про свой смартфон ничего подобного не думают. Большинство ноутбуков не оснащены модулями для связи, смартфон постоянно передает данные, находится в сети. Но отчего-то считается, что ноутбук грешен, а смартфон не так уж виноват в слежке.

Мошенники тонко чувствуют настроения в обществе и используют их себе во благо. Даже до меня долетают письма, в которых неизвестные рассказывают, что точно знают, что я делал на своем ноутбуке. Риторика меняется, но всегда утверждается, что общественность увидит мое лицо и также то, что я видел на экране своего компьютера в этот момент. Особенно меня удивил вот такой пассаж: «мы знаем что именно вы смотрели!!!!!! за это вам будет уголовный срок. решите проблему переводом денег на кошелек». Ощущение, что писали школьники из Африки, которые воспользовались Google Translate, этакие нигерийские письма на новый лад. Уверен, что большинство людей тут же припомнят, что именно было просмотрено, а главное, испугаются этих анонимных «мы». Попытка коммуницировать с мошенниками всегда приводит к одному и тому же, они пытаются вас развести, а зачастую вовсе не отвечают — им хватает тех, кто пугается и платит. Учитывая, что такие письма счастья ежедневно получают миллионы людей, достаточно, чтобы платили единицы, экономика обмана сходится.

Любопытно, что никто не пишет про камеру смартфона, которая что-то записывает, в городских легендах фигурируют только ноутбуки. Это, конечно, большое упущение, но так сложилась история изначально. Кстати, небольшой опрос в нашем Telegram-канале показал, что многие искренне считают, что следят конкретно за ними, а не за условным Васей Пупкиным.

Опрос можно найти вот здесь

Каждому человеку свойственно преувеличивать свою роль в истории, равно как и считать собственные секреты значимыми. В 90-е годы впервые столкнулся с бытовой слежкой, когда администратор компании, в которой работало несколько сотен человек, рассказал, что читать письма неинтересно, у всех одно и то же, немного меняются акценты. В те времена многие администраторы в компаниях развлекались именно так, мало кто считал это предосудительным — но администраторы предусмотрительно об этом не распространялись, чтобы не огрести от всей души. Для государств наибольший интерес представляют общности людей, те настроения, которые есть в обществе. Каждый отдельный человек неинтересен, конечно, если он не добился чего-то этакого, чтобы его влияние на общество и историю стало заметным, причем неважно, с каким знаком. Слежка — в большинстве случаев история бытовая, муж следит за женой или наоборот.

Незнание порождает страхи, поэтому с ними нужно бороться. Ни один человек не имеет защиты от слежки со стороны государства, более того, наши ресурсы несоизмеримы, поэтому защитить свои данные на все 100% просто невозможно. Когда журналисты спрашивают о том, как выявить слежку на смартфоне, правда ли, что при разговоре раздаются посторонние шумы, у меня это вызывает улыбку. Городские легенды времен проводных телефонов уютно умостились в уме современного человека. В теории подключение к чужому проводу могло приводить к шумам в проводных телефонах. На практике те, за кем следили, напротив, сталкивались с тем, что качество связи у них было идеальным, все работало на пять с плюсом. Какие шумы могут быть в цифровой связи?

Не могу удержаться, чтобы не рассказать историю, в которой мой знакомый точно знал, что за ним следят. У него дома был угол, где слежка за его сотовым телефоном проявлялась во всей красе — динамик начинал хрипеть. Отнекивался, что я не являюсь специалистом в этих вопросах, но меня затащили домой, отвели в угол и продемонстрировали эффект «слежки». Динамик действительно хрипел. Причем хрипел и на моем аппарате тоже. В уголке стоял старинный прибор, воткнутый в сеть, и создавал наводки на динамик, вот такая вот слежка. Мне кажется, что убедить в этом знакомого я не смог, он стал относиться ко мне с опаской – видимо, я оказался из «них», то есть из тех, кто денно и нощно за ним следит.

Непонятно, как люди узнают, что за ними следят, но процент тех, кто в это верит, огромен. Равно как и тех, кто заклеивает камеру в ноутбуке, посмотрите на данные из нашего опроса.

Опрос можно найти вот тут

Если за вами следят, то вы никогда не увидите признаков этого, никогда про это не узнаете. Рассчитывать можно только на то, что кто-то из следящих вдруг сделает публичной эту информацию, как это сделал Эдвард Сноуден. Но такие истории скорее исключение, чем правило. Я тоже верю, что за всеми за нами следят, но не верю, что кому-то интересно наше общение. Мы — совокупность действий. Трат по банковским картам, поездкам, количество просмотренных фильмов и их качество. Огромных пластов информации, что позволяют нас оцифровать и в какой-то мере нами манипулировать. Тут нет причин узнавать конкретного человека. Современное общество создало эффективные инструменты пропаганды и рекламы, они используются на полную катушку разными государствами и коммерческими компаниями. Информационная среда стала очень токсичной, тут нельзя не быть все время начеку. Да вспомним хотя бы мошенников, которые используют ровно те же приемы, опираются на незнание людей и их страхи.

Отражение проблем есть даже в дизайне устройств, компании прячут камеры в тех же ноутбуках, делают микрофон в умных колонках полностью отключаемым (кнопкой, а не рубильником, последнее было бы намного интереснее).

Так мир воображаемой слежки влияет на реальные продукты, идеи продают себя сами. И надо отметить, что это огромный рынок, появились предприимчивые ребята, которые удаленно тестируют устройства на предмет слежки! Некоторые из них при этом ставят программы, которые занимаются ровно обратным, а именно следят за вами. Расчет понятен, о слежке часто беспокоятся те, у кого есть что прятать от чужих глаз, а значит, они идеальная цель для шантажа.

Удивительно, но меня шантажировали несколько раз в жизни. И каждый раз я предлагал выложить в сети все, что только захотят эти люди. Пару раз выкладывали, и скандала не получалось, либо он затихал через пару-тройку дней. Особое удовольствие мне доставили незадачливые шантажисты, которые предлагали им заплатить за то, чтобы не выкладывать мои налоговые декларации. Воистину на свете много идиотов, которые мерят окружающий мир по себе. Шантажировать человека его налогами, тем, что он заплатил государству, это надо быть очень альтернативно одаренным. Цифры в декларациях были не то чтобы большие, но и не очень маленькие — нормальные. Какой-то дикой зависти они не вызвали, и на том спасибо.

Страх слежки есть у многих людей, но он иррационален, не основан на знании. Более того, из этого вытекает множество глупых действий, люди защищают те устройства, что могут защитить, но не делают ничего с другими. Ведь они не могут защитить себя в принципе, не понимая природу угрозы. И такой страх воспитывают нечистоплотные люди, которые любят ловить рыбу в мутной воде. Всегда с большим опасением относился к тем, что гарантировал защиту от любой слежки, а бонусом — решение всех проблем.

Быть жертвой или пытаться разобраться в том, как устроены наши страхи, где есть реальные риски, а где они выдуманы, — личное дело каждого. Но страх рождает только незнание, ничего иного тут нет. И просто поверьте, что тема слежки сильно преувеличена. С другой стороны, люди пишут об этом книги, возможно, и мне нужно этим заняться, вот только рассмотреть вопрос с другой стороны.