Привет.

Плач Ярославны по поводу ухода таких производителей инфраструктуры,­­ как Nokia и Ericsson, слышен во всех уголках нашей необъятной родины. Вопрос, на кого они нас покинули, в большинстве случаев имеет очевидный ответ — на китайских производителей, например, ту же Huawei. С ней, кажется, тоже не все так просто, формально новые поставки не идут, компания не спешит во всеуслышание заявлять о всемерной поддержке российского рынка.

Поразительна память человеческая, которая пытается объединить в одно целое совершенно разные компании. Журналисты часто задавали вопрос, что будет теперь со смартфонами Nokia и кнопочными телефонами, не понимая, что это разные компании и друг к другу они имеют очень условное отношение. Так, Nokia производит инфраструктурное оборудование и заодно дает право китайской компании HMD Global использовать свою торговую марку для производства смартфонов и телефонов. Из России уходит именно инфраструктура от Nokia, равно как и такое же оборудование от Ericsson.

Мы живем в мире, где можем сравнивать что угодно с лучшими образцами, имеющимися на рынке, и это создает ментальную ловушку, которая останавливает многих от развития. Вы смотрите снимки известного фотографа, и вам кажется, что снимать так интересно у вас не получится никогда в жизни. Так зачем пробовать? На производстве смотрят на железку, созданную в другой стране, восхищаются технологическими нормами, тем, как все ладненько и правильно скроено, с восхищением произносят: «Умеют же, гады, мы так никогда не сможем». Но обе ситуации лишь отражают стереотип восприятия, который на деле легко разрушается, было бы время и желание.

Еще до всей кутерьмы с уходом компаний из России было принято решение, что с 1 января 2023 года российские операторы могут устанавливать только базовые станции, созданные в России. Никаких иностранных базовых станций, а исключительно те, что произведены на территории нашей страны. Сейчас, возможно, сроки немного сдвинутся, но суть останется ровно той же — в российских сетях должны быть наши базовые станции.

И вот тут начинается самое любопытное, так как в индустрии существует недоверие ко всему российскому по умолчанию — мы не способны создать ничего сложнее гвоздя, мнение популярное и подкрепляемое в медиа. Максимум взять готовое и наклеить свое название. Почитайте такого рода обсуждения и получите ясную картину мира в головах у людей.

А мне вспоминается разговор, который состоялся чуть более десяти лет назад. Технический директор одного из крупнейших операторов рассказывал, что на сети работает оборудование Ericsson, а покупать Huawei они не собираются. Он прямым текстом говорил, что китайцы берут базовые станции Ericsson, создают нечто подобное на другой элементной базе, заявляют те же характеристики, но на деле они хуже. Станция стоит почти в два раза дешевле, но их нужно в два раза больше. По всему выходило, что Huawei не ждет ничего хорошего, продукт слабее, дороже в эксплуатации, а выбор инфраструктуры от Ericsson — здравое решение, пусть дороже, зато надежнее и лучше.

Такого рода размышления были широко распространены, над Huawei откровенно потешались, равно как и смеялись над теми, кто ставил их оборудование. Звучало так, что нет денег на нормальные решения. Но постепенно Huawei наращивала качество своих решений, предлагала интересную ценовую политику и выдавливала ту самую Ericsson и другие компании. Смеяться перестали, наоборот, стали хвалить Huawei и приводить в пример тем же людям из Ericsson.

Российские базовые станции сегодня ровно в том же положении, над ними откровенно потешаются. Кто-то говорит, что они миф и их не существует. Кто-то справедливо указывает, что они проигрывают по большинству параметров БС от крупных производителей и ставить их — значит ухудшать качество сети. Толика разумного в этом есть, но в целом все ровно так же, как еще недавно для Huawei.

На конец 2021 года в России работало порядка 810 тысяч базовых станций. За год было установлено чуть более 80 тысяч БС, то есть годовой прирост и является ежегодным рынком. Это большой и емкий рынок, причем российские операторы всегда предпочитали покупку дорогого оборудования, не мелочились. И этим мы отличаемся от многих стран мира. Для сравнения, в Германии в среднем оператор имеет всего 60 тысяч БС на всю страну, у нас же это число годового прироста, пусть и для всех операторов. Емкость рынка заметная и одна из самых больших, принимая во внимание расстояния и размер страны, чего в той же Европе просто нет.

Сегодня мы позволяем зарабатывать на нашем внутреннем рынке всем кому не лень, но не стремимся обеспечить себя собственными техническими решениями. Время, когда нужно менять такой подход, наступило еще вчера, и сегодня начинаются подвижки в этом направлении. Несколько производителей готовы создавать наши отечественные базовые станции. Специально, чтобы не обижать ту или иную компанию, не буду останавливаться на их решениях, разбирать все их минусы, коих предостаточно. В контексте нашего разговора это не так важно, тут главное в другом.

Нам нужно понимать, что российские базовые станции 4G будут проигрывать любым решениям других компаний. Они будут прожорливыми, дорогими в эксплуатации, возможно, капризными, и инженерам придется их изучать, качество софта для работы с ними явно будет на другом уровне. Все это так! И с этим надо смириться, ведь если мы хотим получить хороший продукт, то нам придется пройти долгий путь.

Важно то, что мы начинаем создавать такой продукт, с каждой итерацией он будет становиться чуть лучше. Через какой срок мы догоним ту же Huawei? Через лет десять? Почти наверняка. Если сильно напряжемся, то можем сократить этот срок на пару-тройку лет.

Тут надо говорить о том, что формируется инфраструктура предприятий, которые будут создавать многие компоненты для базовых станций и не только. В мире всего несколько стран, способных на это. И то, что мы планируем войти в их число, — само по себе достижение. Для этого у нас есть все необходимые ресурсы, причем это не только деньги и люди, главное тут — заметный внутренний рынок, который обеспечивает поддержку спроса.

Одно из типичных возражений — отечественные БС настолько ужасны, что убьют сети, те будут плохо работать. Серьезно? Не думаю, что это возражение заслуживает обсуждения, но все-таки давайте остановимся на нем.

«Плохость» как интегральный параметр обсуждать невозможно, оценка в таком виде не имеет под собой оснований. Например, наши базовые станции будут прожорливыми, начнут тратить больше электричества. Но даже если это будет двукратное увеличение, при стоимости энергии в России нет никакой проблемы. Плюс можно для российских БС ввести режим льготного налогообложения, дать им поблажки. Способов можно придумать множество, все зависит от желания.

Площадь уверенного приема будет меньше! Я не знаю, откуда берется этот миф, но он живуч. Тут же вопрос в мощности такой станции, ее можно задрать так, что она, напротив, будет «светить» очень далеко. Скорее нужно рассуждать о качестве софта, сопряжении с терминалами и далее по списку, тут все зависит именно от этого. Не думаю, что будут проблемы с радиусом действия БС, но у меня есть еще один ответ на этот вопрос.

Уже существующие, построенные и работающие сети никуда не исчезают в одночасье, средний срок службы БС остается на уровне 4-6 лет, то есть у нас есть ресурс и наши сети уже работают. Расширение сетей за счет отечественного оборудования не может сильно сказаться на их качестве, так как доля этого оборудования в ближайшие несколько лет не станет преобладающей. А с каждым годом его качество будет подрастать, операторы тут постараются на славу и будут пинать поставщиков, чтобы те меняли характеристики под их запросы. Обычное, нормальное развитие для рынка, тут нет ничего нового.

Еще один миф — потребитель не готов к отечественному оборудованию. В кулуарах пары отраслевых мероприятий слышал такое высказывание. И каждый раз оно меня ставило в тупик. Никто из нас не знает, к базовой станции какого производителя наш телефон подключается во время звонка, нас это не волнует. Все, что нам важно, — это качество связи, чтобы разговор не прервался, собеседника было слышно хорошо. И если отечественные БС с этим справятся, а связь не улетит в космос (что также математически невозможно с тем числом базовых станций, которое будет), то никого этот вопрос не будет волновать в принципе.

Что значит уход Nokia или Ericsson из России? По большому счету, временные трудности для операторов, демонизировать сложившуюся ситуацию точно не стоит. Да, они ушли, пытаются как-то торговать своим оборудованием через третьи страны, и, возможно, оно будет появляться в России за счет параллельного импорта. Но это не играет роли, важнее то, что мы ориентируемся на создание своих решений, и это главная история для всех. Вне зависимости от текущей ситуации решение об установке только отечественных БС было принято. Для любого внешнего производителя это означало необходимость локализации производства, безвозмездной передачи своей интеллектуальной собственности российским компаниям. И, конечно же, западные компании старались этого избежать. Но сама суть не поменялась, рынок для них закрывался.

Общемировая ситуация на данный момент такова, что мы в самом начале кризиса, телеком не сможет его избежать, хотя наша отрасль в наилучшем положении. Но операторы в Европе сворачивают свои программы развития, то же самое в Америке и других частях света. В Huawei уже готовятся к долгому кризису и затягивают пояса, это ошибочно связывают с американскими санкциями. Нет, дело не в них. Дело в том, что рынок поменялся и стал совсем другим, спроса на оборудование, как в сытые годы, не будет. Это еще один довод в пользу того, что России при нашем желании продадут что угодно, лишь бы выручить деньги, и европейские поставщики уже создают такие схемы, пытаются подстелить себе соломки.

Ситуация на рынке непростая, это факт. Но ничего такого, что позволяет говорить «все пропало», точно нет. У нас впервые за многие годы появилась возможность развиваться, есть стимул. И этот шанс надо использовать разумно. Мы точно не глупее китайцев, которые проделали этот трюк, и можем его повторить. Вопрос исключительно в вере и желании развиваться, второе уже есть, а первое нужно воспитать, причем в разных областях. Телеком — это отражение общей ситуации и стереотипов восприятия в обществе. Так что у меня непопулярная точка зрения, считаю, что все будет хорошо и у нас появится свое оборудование.