Привет.

Читая книгу “Oculus”, посвященную Палмеру Лаки, пионеру виртуальной реальности, поймал себя на мысли, что в те годы со страниц прессы не сходило другое имя — Magic Leap. Стартап привлек миллиарды долларов, но в нем никогда не было продукта, только идеи отца-основателя, которые было невозможно воплотить в жизнь. Очередь из инвесторов, включая Google, которая крайне аккуратна в том, что делает, и миллиарды, которые вливали в компанию, чтобы она создала один-единственный продукт — очки виртуальной реальности. Но этого не произошло, да и не могло произойти. Чем-то история Magic Leap неуловимо напоминает путь Theranos и обещания Элизабет Холмс создать технологию, которой никто не мог создать до нее. Но отличий в судьбах компаний также хватает, если Элизабет Холмс – мошенница, и мы знаем об этом из судебных заседаний, то Рони Абовица просто предпочитают не вспоминать в корпорациях, стараясь забыть свои ошибки и не привлекать к ним внимания.

Рони Абовиц (Rony Abovitz) вырос во Флориде, где он изучал инженерное дело в области биотехнологий, его можно безо всяких скидок назвать ученым. Пока он учился в университете Майами, у него было увлечение, Рони рисовал комиксы, как и многие его ровесники. Поколение 70-х выросло на визуальной культуре и на идее того, что невозможное вчера становится обыденностью сегодня. Биотех привлекал внимание, и Рони стал соучредителем компании, которая разрабатывала протезы, главным продуктом стала роботизированная рука. Начиная с 1997 года его увлечение фантастическими аксессуарами стало воплощаться в реальный продукт, к 2004 году он основывает новую компанию — MAKO Surgical, в которую переносит все свои наработки, дело спорится. Различные награды, хирурги восхищаются точностью роботизированной руки, а бизнес идет вверх. В 2010 году Рони понимает, что все возможное случилось, ему почти сорок лет и теперь можно жить в свое удовольствие. Предыдущие годы были наполнены работой, нужно было сделать компанию публичной, в 2008 году это произошло, и он отошел от управления, теперь у него должность главного визионера. Дни наполнены негой, он может читать, смотреть фильмы, прогуливаться и думать, чем еще заняться, деньги на новый проект есть.

В 2010 году идея виртуальной реальности витает в воздухе, обсуждения идут вокруг того, каким будет новый подход к этой теме, предыдущая попытка состоялась почти двадцать лет назад и оказала влияние на поколение Рони Абовица. Идеи виртуальной реальности проникли в массовую культуру, но не могли воплотиться в реальных продуктах, технологии к тому моменту были не готовы. Кажется, что мир изменился и теперь можно создать буквально что угодно. Слухи утверждают, что Apple готовит AR-функции для iPhone, смартфоны на Android обзаводятся AR-приложениями, которые выглядят надуманными и в чем-то нелепыми, но это что-то новенькое. Вполне серьезно обсуждается то, что мир AR/VR-устройств будет огромным, тема становится горячей для всех, в отсутствие технологии как таковой возникает экосистема вокруг нее.

В конце 2011 года на прилавках появляется роман Эрнеста Клайна “Первому игроку приготовиться”, в считанные недели он становится бестселлером. Одна из причин — это раздутая тема виртуальной реальности, она является главным сюжетом книги. Миллиардер Джеймс Холлидей создает виртуальный мир ОАЗИС, где прячет свое завещание и доступ к наследству. Тот, кто найдет в игре все подсказки, сможет получить его деньги, но это не так просто сделать. Виртуальная вселенная, показанная в книге, выдумана с точки зрения технических средств, но в них очень легко поверить, кажется, что это будущее ждет нас за углом. В 2018 году книга экранизирована, фильм также привлек огромное внимание, несмотря на то, что тема VR уже пошла на спад.

Роман можно сравнить с книгой Нила Стивенсона “Лавина”, в которой тема VR-миров подробно раскрывается, тогда же впервые в обиход входит термин “метавселенная”. Стивенсон считал ожидания людей в 90-е годы, они также думали, что скоро станут возможными виртуальные путешествия, и его книга исследует этот вопрос во всех аспектах. Предвидит будущее.

Рони Абовиц тоже мечтает о таком будущем, его захватывает идея VR-миров. Он придумывает свою собственную вселенную Blue Hour и начинает думать, как можно ее обустроить. Никакого проекта не существует, это выдумка, которая забавляет в свободное время: а что будет, если сделать вот так или так? Игра воображения.

Чем больше деталей в мире Рони Абовица, тем быстрее он приходит к мысли, что необходимо что-то с этим сделать, возможно, написать книгу или создать игру. В 2011 году появляется компания Magic Leap, она создана под эту идею — Рони считает, что игра может прийтись ко двору. В воздухе витает ожидание того, что тема VR будет главной в ближайшее десятилетие.

Очень быстро мечты Рони Абовица подталкивают его к созданию очков дополненной реальности, в которых нарисованные предметы будут дополнять реальный мир. Во всех роликах компании отлично показывается эта идея, например, огромный кит выпрыгивает из пола школьного спортзала.

Впечатляет и захватывает дух. Описание технологии звучит фантастически, специальная оптика создает световой поток, который примешивается к картинке, получаемой из окружающего мира. Нужны вычислительные мощности, но они прячутся в небольшой коробочке на поясе, она соединена с очками проводом. Позднее именно такое устройство компания демонстрирует всем и каждому, картинки выглядят ошеломляюще привлекательными.

Первоначально про Рони Абовица почти никто не знает, его идея дополненной реальности выглядит слишком фантастической, но именно таких выступающих ищут на TED, куда в 2012 году его и приглашают. Виртуальная реальность у всех на слуху, а зажигательное выступление Абовица, которого сравнивают со Стивом Джобсом, а также с Возняком, привлекает внимание. Напомню, что это время Oculus Rift, многие верят, что виртуальные миры — это новый фронтир и за них нужно бороться. У Абовица есть видение, и его технология обещает стать самой продвинутой из всех, что существуют на планете. Компания начинает получать патенты и продолжает разрабатывать прототип своего устройства, оно сложное, и это объясняет отсутствие демонстраций. Потенциальные инвесторы смотрят специально созданные ролики, описывающие, какой будет технология, на создание прототипа требуются десятки миллионов долларов.

В начале 2014 года в Magic Leap вкладывают 50 миллионов долларов, первый раунд инвестиций выглядит слишком хорошо, так как технологии все еще не существует, но компания рассказывает, что создает принципиально иной интерфейс для взаимодействия человека и компьютера. Марк Цукерберг приобрел Oculus за два миллиарда долларов, инвесторы заинтригованы сделкой и верят, что виртуальная реальность вскоре взлетит. Все хотят быть на этом поезде, в том числе те, кто не успел на него запрыгнуть раньше.

Вера в то, что Magic Leap перевернет мир, растет, компания рисует мультики, а большие ребята приглядываются к ней. В октябре 2014 года наступает следующий раунд инвестиций, в компанию вкладывают 542 миллиона долларов! Безумная сумма, особенно если вспомнить, что кроме презентаций, красивых роликов, и пластиковых прототипов без железа внутри, у компании нет ничего.

Среди инвесторов — легенды рынка, такие как Кляйне Перкинс (Kleiner Perkins), Андерсен Хоровитц (Andreessen Horowitz), следом за ними идут такие компании, как Google и Qualcomm. Инвестиции делают Magic Leap компанией с оценкой в 2 млрд долларов. Для сравнения, в 2014 году Airbnb получает инвестиции в размере 475 млн долларов, Snap — 485 млн долларов, Dropbox — 350 млн долларов. Magic Leap обходит всех, но главное отличие в том, что в этой компании пока нет продукта, а только его обещание.

Рони Абовиц создает не просто обещание и красивую обертку, он привлекает всех, кто ассоциируется с будущим и технологиями. В компании создают пост главного по будущему, Нил Стивенсон, создавший термин “метавселенная”, занимает его в декабре 2014 года. Еще одно доказательство того, что компания не пустышка, если люди с именем верят в ее будущее.

Чтобы лучше осознать оценки компании, отмечу только один факт: в совет директоров Magic Leap входит Сундар Пичаи, который совсем скоро станет генеральным директором Google. Он рассказывает про Magic Leap и технологию компании, которая “совершит революцию в том, как люди общаются, покупают, учатся, делятся и играют”. В 2018 году он покидает совет директоров без каких-либо громких заявлений, его место занимает подчиненный из Google, не имеющий какого-либо публичного статуса. Об этой части истории предпочитают сегодня не вспоминать.

В 2016 году у компании случается прорыв, в нее вкладывают 793.5 млн долларов, рекордные деньги для рынка. В компании продолжают рисовать ролики, которые описывают будущую технологию, журналисты пытаются разузнать, что происходит внутри компании, скептицизм нарастает, но все заглушает “здравый смысл” — если такие деньги вкладываются в компанию, то у них точно что-то этакое есть. В конце концов, представить, что та же Google повелась на ролики и вложила такие деньги в пустышку, невозможно.

К лету 2018 года в компанию вложили 2.3 млрд долларов, но продукта как такового не существует, ролики больше не подкупают своей красотой и необычностью. Параллельно начинают появляться сообщения, что виртуальная реальность у других игроков буксует, компании думают о том, что с ней делать. На рынке достаточное число продуктов и игроков, но никакого прорыва не произошло, покупатели интересуются темой, а потом отказываются от нее. У меня дома несколько шлемов виртуальной реальности, но они интересны в первые несколько раз, играть постоянно во что-то нет никакого смысла, устройства пылятся на полке. И когда выйдет следующая модель, я точно приму решение не покупать ее, это просто деньги, выброшенные на технологию, которая не может давать постоянный поток впечатлений. От очарования VR-революцией мы переходим к реальному осознанию возможностей железок и софта, что под них создается.

В 2020 году Нил Стивенсон записал 9-часовую историю о том, что происходило в Magic Leap, обернул провал проекта в собственный проект. Найти этот подкаст можно вот тут.

Рони Абовиц внутри Magic Leap создавал видимость большого бизнеса, подменял понятия и искусно тасовал реальность. Его компания приобретала студии, делающие игры, что создавало впечатление подготовки к выходу продукта. Возник завод по производству очков дополненной реальности, причем товар возили между несколькими производствами, одно из них — в Мексике, что делало его чрезвычайно дорогим. Но для журналистов и инвесторов существовала картинка, люди не сидели сложа руки. Другое дело, что ни одна из первоначально заявленных технологий не случилась, а все, что показывала команда Рони, было слишком простым и неинтересным.

В 2019 году на GDC в Сан-Франциско компания показала Magic Leap 1. Казалось, что долгие годы ожидания закончились. Палмер Лаки, создатель Oculus, раскрутил очки и сказал, что “это та же самая технология, что другие компании используют годами”. Ничего нового не случилось, получается, что все это время инвесторов водили за нос. Недовольство отцом-основателем усиливалось, причем со стороны как инвесторов, так и тех инженеров, что работали на компанию, они не понимали, какой продукт создают и как он может заработать в реальном мире.

В мае 2020 года Рони Абовиц ушел с поста генерального директора Magic Leap, попытки продать компанию, в которую инвесторы вложили за эти годы 3.5 млрд долларов, не увенчалась успехом. У компании новый CEO, она пытается работать ровно в той же области VR, ее инвесторы поддерживают жизнедеятельность в надежде вернуть свои инвестиции. Но большинство из них предпочитают не вспоминать очарованность Magic Leap в начале существования компании.

Кем считать Рони Абовица? Я предпочитаю считать его мечтателем, оторванным от реальности, в какой-то мере он стал заложником идеи, что в наше время все возможно, нужно только очень захотеть. Параллели с историей Theranos очевидны, но в отличие от Элизабет Холмс, тут не было обмана пользователей и покупателей, а то, что инвесторы вкладывали деньги, так это сугубо их риски в оценке будущего.

P.S. Есть еще несколько историй про подобные предприятия века, которые на деле оказались пустышками. Следите за публикациями, постараюсь рассказать их истории, они имеют, как ни странно много общего, в каждом случае в основе жадность и доверчивость, инвесторы сами убеждают себя, что в нашем мире все возможно.