Приветствую! Думаю, что я не одинок среди людей, которые футбол регулярно не смотрят, ни за какой клуб толком не болеют, но события вроде Чемпионата мира все же не пропускают. И вот что бросилось мне в глаза. Футбольные комментаторы четко делятся два типа: комментирующие игру и пускающиеся в долгие пространные рассказы о том, что связано с игрой косвенным образом. Ну, знаете, все эти любители рассказать о предыдущих матчах, богатом историческом прошлом, событиях из жизни футболистов… прямо в тот момент, когда одна команда уже вошла в штрафную другой. Не то чтобы подобной практики не существовало раньше, но именно во время Чемпионата в Катаре это особенно бросилось в глаза. А потом я обратил внимание на поведение подобных комментаторов в те моменты, когда они попадают в объектив камеры. Почти всегда в руке смартфон. Порой они даже не стесняются смотреть в него прямо перед камерой. И тут все встало на свои места.

Ничего нового и особенного в спортивных журналистах и комментаторах нет. Это просто люди новой формации, которые по любому поводу сразу обращаются к поисковой системе, а потом отправляются в долгое путешествие по ссылкам, оставляют открытыми десятки вкладок, чтобы потом при удобном поводе продемонстрировать с их помощью недюжинную эрудицию. Впрочем, судя по тому, что было сказано выше, эрудицию проявлять получается не очень хорошо. Ведь мало обладать информацией, надо еще уметь ее дозировать сообразно поводу. А вот для этого недостаточно просто найти подходящий источник, нужно еще с ним поработать.

Книжная эрудиция против эрудиции от Google

Классическая эрудиция строилась на том, что вы читали литературу, делали из нее выписки, обращались для проверки к другой литературе по сходной тематике. Но самое главное то, что вы информацию записывали. И записывали в кратком виде, ведь на то, чтобы законспектировать всю статью или целую книгу, ушло бы слишком много времени. Требовалось выделить главное, интересное, познавательное лично для вас или же представляющее интерес для вашей личной аудитории. Это и была обработка информации.

Изображение с сайта artchive.ru

Так что первый ключевой элемент классической эрудиции, который не свойственен той эрудиции, которой наделяет вас Google, — это краткость. Да, поисковые системы всегда в числе первых ссылок по любому вопросу подкинут вам кратенькую выжимку, отвечающую на самую суть запроса. Но если вы ищете некую специальную информацию, то вы пойдете как минимум по полудюжине других ссылок. А если вам нужно будет еще об этом рассказать без надежды на собственную память, то у вас останется несколько открытых вкладок.

И вот второй момент, отличающий возможности «гуглинга» от эрудиции, — качество обработки этой информации. В случае со спортивными комментаторами именно ее отсутствие и привлекло внимание даже в большей степени, чем неуместность и пространность рассказов. Точнее, эти две характеристики стали производной отсутствия критической обработки. Она не нужна. У вас нет лимита страниц в блокноте, если ваш смартфон или компьютер способны переварить больше вкладок в браузере, чем вы сможете запомнить, что они вообще когда-то были вами открыты. А информация в этих вкладках будет или не структурирована вовсе, или структурирована не вами. Вы ее прочли, что-то запомнили, что-то при повторном обращении в режиме copy-paste сможете процитировать, но это совсем не то же самое, что обработка. Вы не выделяли главные и второстепенные факты, не создавали блок-схему связи между ними. В итоге получается, что и владение информацией очень условное, что, опять же, видно на примере журналистов, которые не могут дозировать степень развернутости ее пересказа.

Возможно, я очень неправ в отношении конкретных спортивных журналистов, но дело не в них, а в том, что любой обладатель смартфона с интернетом в любой момент может продемонстрировать кажущуюся эрудицию по любому вопросу. Это огромное достижение технологий, но очень маленькое достижение для отдельного человека.

«Отупление» поисковых запросов

И самое печальное в этом прогрессе — поведение технологических компаний, которые отвечают за создание и алгоритмы работы поисковых машин. Они ориентируются на среднестатистического пользователя, который в среднем будет абсолютно некомпетентен в любом вопросе. Если вы ученый-ядерщик, то это не значит, что вы хоть что-то знаете о работе моторных масел. Если вы прекрасно проектируете интерьеры, а спрашиваете, как готовить борщ, то, скорее всего, ваши кулинарные способности стремятся к нулю. Ориентироваться на специалистов по вопросу, которые ищут частное уточнение, — это путь не для поисковой системы, ориентирующейся на сотни миллионов пользователей. И в компаниях это понимают.

Отсюда и кажущееся постепенное ухудшение поисковой выдачи. Сложные и комплексные пояснения оказываются все дальше от первой страницы, если вообще попадаются. Как бы тщательно вы ни формулировали запрос, как бы ни цитировали то, что вы помните по источнику, алгоритмы переведут это в более общий вариант и выдадут ответ, нужный большинству. Большинству, которое задает этот вопрос впервые.

Однако такой путь вел бы к тому, что выдача постепенно превратилась бы в набор однотипных разъяснений для тех, кто едва научился читать по складам. И в руководстве той же Google это прекрасно осознают. Откуда и взялась попытка перезапустить поисковик, сделав его выдачу более комплексной. Впрочем, лично я смотрю на этот подход довольно скептически по той простой причине, что никакого ранжирования сложности запроса не предполагается. Это по-прежнему попытка удовлетворить запросы большинства, не знающего ничего. Просто вместо скучных ссылок будут информационные блоки с картинками, где очень легко ненавязчиво прятать рекламу и знакомить пользователя с соседними темами. Нетрудно догадаться, что темы эти будут подбираться нейросетями, которые обучены на соответствующем материале и заранее знают, что хорошо, а что плохо. И «плохое» постараются не показывать вовсе. Think positive!

Политизированность поисковой выдачи и доверие к источнику

О политизированности поисковой выдачи и возможности продвижения «нужных» тем за последнее время не сказал только ленивый. Доморощенные конспирологи и вполне уважаемые отраслевые эксперты соглашаются в том, что нет никакой возможности сделать поисковую машину совершенно беспристрастной. Во-первых, этому препятствует законодательство сразу многих государств, во-вторых, люди по природе своей тенденциозны, а значит, генерируют контент отнюдь не беспристрастно. Однако применительно к вопросу эрудиции нужно говорить о другом.

Поисковая выдача будет следовать вашим интересам, и постепенно механизм начнет выдавать в первую очередь именно интересующую вас тематику, но останется в пределах тех ограничений, которые установлены его создателями. Условно говоря, вы окажетесь заперты в библиотеке, которую наполняли не вы и каталог которой был создан не в ваших интересах. Вы можете только ориентироваться в ней и примерно представлять, что где лежит. Можете даже понять логику ее создателя, но гигантский объем информации не позволит надеяться на полное знание и понимание.

Совсем иной вариант преобладал в книжную эру. Любая библиотека, даже самая большая, не могла сравниться с объемом индексации страниц поисковиком. Никакая энциклопедия не могла содержать знаний по всем вопросам. Для исследования темы вы всегда должны были выходить за пределы лежащего на поверхности и легкодоступного просто потому, что объем легкодоступной информации по вопросу был чрезвычайно ограничен. Но даже если вы не стремились к большому расширению круга источников, вы сталкивались с различными оценками информации в них. В отличие от Alphabet или «Яндекса», даже такие идеологически заряженные организации, как КПСС, и близко не могли помыслить возможности цензурировать вообще всю литературу, ранжировать абсолютно все упоминания абсолютно всех фактов. В доцифровую эпоху это было просто не реализуемо технически.

На практике это означало, что факт от вас не скрывали, но авторитетно объясняли, чем он плох, как нужно о нем судить и т.д. Необязательно так топорно, как с «генетика — это лженаука на службе империализма», но в целом вы получали достаточно информации для составления своего собственного представления. И без большого риска утонуть в море псевдонаучной информации, как это произойдет с вами, если вы пойдете изучать, например, творчество любителей гомеопатии в сети.

Разумеется, никто не мешает и в цифровую эру самостоятельно формировать мнение о вопросе, но это уже не так просто делать, когда часть информации вам преподносится в заранее предопределенном свете, а часть просто скрывается из поисковой выдачи.

Также нельзя не отметить, что в условиях распространения информации через Интернет все более размытым становится понятие достоверного источника. В эпоху бумажных энциклопедий именно они служили отправной точкой для знаний по любому вопросу. Разумеется, особняком стоит история Советского Союза, где после выпуска новой энциклопедии старую могли изымать из библиотеки, да и само формирование этих энциклопедий было заведомо тенденциозным. Но даже в таком варианте основной комплекс статей в них формировался специалистами по вопросу, а процесс был настолько долгим, что влияние сиюминутных тенденций не могло стать определяющим в характере статьи. Подобной стабильности современные онлайновые источники знаний лишены. Мы даже больше не можем взять и проверить, кто и на основе каких источников составил информационную заметку по конкретному вопросу.

Да, есть «Википедия» и ряд других специализированных энциклопедий по разным отраслям знаний, но все они подвержены постоянному редактированию, контроль над которым довольно условный. Но что еще важнее, онлайн-энциклопедии и справочники больше не являются основным источником знаний. Только одним из них. И тут-то наступает момент, который особенно неприятен для «гуглоэрудитов», — достоверность информации надлежит проверять всегда и исключительно самостоятельно. Иначе… Думаю, что постоянные перепечатки и пересказы новостей от ИА «Панорама», выдаваемые за достоверную информацию, наглядно демонстрируют уровень критического мышления в среднем по Интернету.

Новое не хуже старого, оно другое

Наверное, у вас могло сложиться впечатление, что я ностальгирую по старым временам, когда правильную политическую позицию можно было узнать из газеты «Правда», а любой более фундаментальный вопрос проверить по Большой советской энциклопедии, но это не так. Раньше не было лучше. Раньше было по-другому. Давайте вернемся к тем самым спортивным журналистам-комментаторам.

Принципиальная разница между поисковой системой и старыми добрыми временами в том, что в доинтернетную эпоху вы не могли никаким образом сэкономить время на погружение в тему. Вы должны были или много лет следить за тематикой, или потом ненамного меньшее время потратить на то, чтобы прочитать, что и как происходило. Даже если это было всего год назад, вам потребовалось бы пойти в библиотеку и просмотреть подшивку соответствующей периодики. Причем, даже зная о конкретном событии, вам пришлось бы просматривать газеты и журналы от его даты и до текущего дня, ведь публикация подробностей возможна в любой момент после. И никакого поиска по ключевому слову или имени – только сквозной просмотр вашими собственными глазами. А если упоминание было исключительно устным по радио или ТВ, то знание навсегда миновало вас, разумных способов работы с медиаархивами не существовало.

Другой аспект — это социальные сети. Двадцать лет назад слухи о том, кто, что, кому и по какому поводу сказал, составляли величайшую ценность для любого журналиста. Окей, медийные персоны вроде Криштиану Роналду и тогда генерировали бы контента на десятки спортивных издательств. Но как быть с менее известными личностями, у которых никто не брал интервью? Попробуйте провести эксперимент: сколько времени у вас уйдет на то, чтобы узнать о причинах, по которым перспективный игрок молодежной сборной Испании Санти Мина оказался в клубе «Аль-Шабаб» и не имеет никаких шансов в ближайшее время сыграть за свою национальную команду. Минут пять. На все подробности. И можно рассказать про это во время матча, даже если до того вы никогда не следили за выступлениями испанской сборной. Вопрос, нужно ли это, но труда — никакого. Все обсуждения, все подробности — добросовестные роботы соберут это все и выдадут вам. Не знаете испанского, а интервью было на нем — пожалуйста, YouTube переведет вам субтитрами. Криво? Но достаточно для понимания, ведь нужны жареные факты, а не литературная обработка.

Creative People Working Social Media Icon Concept

И так происходит не только со спортом. Расцветшая бурным цветом OSINT-аналитика — это прямое следствие того, что в руках современных Зорге оказался инструмент, позволяющий собирать и обрабатывать огромные массивы информации, которую может выложить в сеть любой человек. Он сам может быть нисколько не интересен как личность, его персональная страница единственный раз за все время существования окажется наполнена полезной для кого-то информацией, и эта информация может быть собрана и обработана. И кажется, что вопрос лишь в том, насколько уместно выдавать продукт обработки этой информации.

Эрудированность =/= умение пользоваться «гуглом»

На самом деле нет. Приведу небольшой пример, случившийся со мной на днях. Понадобилось мне фото ножика, который был у меня в детстве. В ту пору фотографировать все подряд привычки не было, поскольку фотоаппараты были исключительно пленочными, так что в личных архивах изображение отсутствовало. Я хорошо помню форму ножа, его вид и даже то, что его называли ножом связиста. Беглый поиск дал уточнение, что его правильнее было бы называть ножом электрика. Собственно, он и входил когда-то в набор инструментов электрика. Вот только каким бы способом я ни пытался озадачить поисковую систему, чтобы она мне выдала изображение хотя бы похожего ножа, результат был нулевым. «Яндекс» ничего не знает о ножах электриков или связистов, изготовленных в СССР, обладающих бакелитовой рукоятью и не являющихся складными.

Наверняка сейчас кто-нибудь в комментариях напишет, что вот же, нашел буквально с полпинка. Однако есть тонкий момент. Я никогда специально не интересовался ножами и далек от профессионализма в электромонтажных работах. Поэтому расширение поисковых запросов в сторону использования уточнений, известных профессионалам и любителям в области ножей или электротехники, для меня недоступно — просто нет знаний по предмету. Дополнить их путем беглого «гуглинга»? Нет, это малореально. Закопаться в форумы, где любители советского быта обсуждают соответствующие темы? Вариант получше, но требует времени. Причем не сильно меньшего, чем в доинтернетные времена у меня ушло бы на то, чтобы пойти в библиотеку и посмотреть какой-нибудь справочник инженера-электрика 1950-х годов. Большая доступность сведений в Интернете тут наталкивается на кучу мусорных знаний, рассуждений случайных людей и тому подобной бесполезной для любого стороннего посетителя форума информации.

Так что классическое понимание эрудированного человека никуда не девается. Либо вы тратите громадное время на чтение всевозможной литературы, что-то себе копируете, выписываете, запоминаете, переходите по ссылкам по теме, проверяете полученную информацию, и так до бесконечности. Либо вы за пять-десять минут находите кучу базовых (а возможно, и неверных) фактов по любой теме с помощью любимой поисковой машины. Становитесь экспертом по вирусам, кластерным боеприпасам, кибербезопасности, нефтедобыче, лингвистике славянских народов XVIII века и африканскому футболу.

Можно ли второе считать эрудицией? Вряд ли. Поисковые системы позволяют вам узнать о том, что наша цивилизация имеет еще и такой вот аспект или знания по предмету. Вы получаете не знание, а знание о знании. Интерпретировать информацию, которую вы получили, просто набрав пару слов в строке поиска, вы не сможете. Если до того вы не интересовались предметом, то вы не сможете даже верно оценить значимость того, что вы можете озвучить. Сумасшедший, который прочел и запомнил всю энциклопедию «Британника», останется сумасшедшим, а не превратится в энциклопедиста. Разрозненные знания по разным предметам, которые дарит удобный и быстрый поиск в Интернете, останутся бесполезной информацией, если не осядут на подготовленную почву систематической образованности.

Большая часть поисковой выдачи была и будет ответом на вопросы, подобные тем, что дети задают своим родителям. Только родителям приходится порой фантазировать, чтобы объяснить явление, о природе которого они сами имеют лишь смутное представление, а Google, Bing или «Яндекс» дают разумный ответ, достаточный для всех и ни для кого конкретного. Как ребенку совершенно не важна вся комплексность вопроса «почему жужжит жук», так и среднестатистическому вопрошающему она без надобности. А кому требуется расчет подъемной силы крыла или особенности поведения вида жужус вульгарис в брачный период — тому все равно в профильную литературу, а не на первую страницу поисковой выдачи.