Привет.

Никому не нужен! Эти слова, как приговор, звучат в комментариях относительно практически любого продукта. Человек читает про какой-то товар и тут же безапелляционно заявляет, что тот никому не нужен. Инфантильность такого подхода очевидна, так как у человека единственное мерило для мира — это он сам и только его мнение играет роль. Обратная ситуация, когда выбранный человеком продукт единственно правильный и занимает всю вселенную, веселит не в меньшей степени. Пожалуй, меня всегда радовало то, что многие владельцы iPhone искренне считают, что это самый продаваемый смартфон на планете. И в разговорах, когда они узнают, что это не так, они не пытаются узнать статистику, а начинают доказывать, почему я заблуждаюсь (поверьте, это всегда весело, особенно заключительная фраза: “Ты предвзят, iPhone продается больше всех, я это слышал своими ушами»).

Ключевым фактором для рынка остается дефицит, начало продаж Honor 50 в России это хорошо проиллюстрировало, за несколько часов вся партия в 3200 штук улетела в онлайн-магазине, предзаказ закончился, так толком и не начавшись. Сегодня рынок формируется не покупателем, а продавцом. Весь товар, что вы сможете предложить как поставщик, тут же будет продан без остатка. Проблема в товаре, а не в спросе на него.

Две темы этого выпуска, которые можно назвать ключевыми, — дефицит на рынке и распродажи 11 ноября. Одно противоречит другому, но именно в таком необычном мире мы живем, объективная реальность подменяется иллюзией, и кто-то в нее верит. Давайте начнем, поехали!

Table of Contents

Лучшая распродажа года? 11 ноября и скидки на электронику

Мы живем во времена, когда реальные скидки на электронику могут обеспечить только большие компании. Причем скидки в их случае ощутимы и приятны, вы получаете товар за меньшие деньги. Например, многие мои знакомые спрашивали, насколько имеет смысл покупать предыдущее поколение Galaxy Watch3, так как на них дают ощутимую скидку.

В МТС эти скидки остались и сегодня, товар является уходящим, и де-факто его распродают, хотя мне эти часики нравятся, они ничем не хуже, а во многом даже интереснее текущего поколения на WearOS от Google.

Увы, ощутимые скидки можно было получить только от действительно больших компаний, натыкался на таковые от Xiaomi, Honor, realme, но в общем ситуацию с распродажами хорошо описывает вот эта картинка.

Мне в почту присылали разные забавные картинки, которые иллюстрируют “распродажу”, когда цена на ней оказывается выше, чем вне ее, вот вам пример от «Озона».

Увы, подобный подход становится нормой для российской розницы и онлайн-торговли. В условиях дефицита невозможно продавать что-то значимое с реальными скидками, это могут делать только компании с большой долей рынка, серьезными бюджетами, перекидывая их из маркетинга на снижение стоимости. Не всегда это делают даже на собственных площадках, например, «МегаФон» устроил распродажу смартфонов на Aliexpress, а вовсе не в своих магазинах, как можно было ожидать.

Но правило остается одним и тем же: маленькие игроки не могут себе позволить сколь-нибудь значимое снижение стоимости. Поэтому на рынке возникает дисбаланс. С одной стороны, покупателей приучили к тому что постоянно случаются скидки, покупать без скидки многие просто не готовы. Приходится рисовать виртуальные скидки, которые не являются правдой ни в каком виде. С другой стороны, большие компании все еще дают значимые скидки, так как худо-бедно у них есть товар в каких-то категориях.

Но такие скидки от больших компаний появляются чуть ли не ежемесячно, они не редкость и никак не связаны с 11.11. Поэтому говорить, что “главная распродажа года” как-то влияет на то, что вы можете купить, нельзя. Еще одна дата на календаре. Но, увы, дата не самая лучшая для покупателя, который мечтает сразу купить множество разных товаров со скидкой. Этих скидок почти нет, да они и маловероятны из-за общей ситуации на рынке. Давайте вновь взглянем на дефицит в рознице, поговорим о нем на примерах автомобилей.

Машины без электроники, молчание производителей

Тема дефицита возникает из недели в неделю, и говорить об этом постоянно надоедает, но жизнь подкидывает такие примеры, что остановиться невозможно. И речь идет вовсе не об остановке конвейера «АвтоВАЗа» в Тольятти, где нет микросхем (да, в «Ладе» также полным-полно электроники, хотя кажется, что эти машины ее не имеют). Там же собирают некоторые модели Renault.

Впервые все три производственные линии встали, поставок компонентов нет, и в этом виновата только одна компания — ООО “Роберт Бош Самара”. Дочка концерна Bosch создана в России для локализации производства микросхем для автомобилей, но цепочка поставок разрушена, и, как следствие, никаких поставок нет. Когда они начнутся, не известно никому, поэтому завод встал на неопределенное время, рабочие будут получать две трети зарплаты на время простоя. Но мне интереснее другой момент — как именно предприятие будет компенсировать убытки, а также возросшую стоимость поставляемых компонентов. Та же Bosch не сможет удерживать цены на предыдущем уровне, несмотря на свои обязательства. Точнее, не так, важно понять, кто именно в цепочке поставок возьмет на себя убытки сегодня, а также как будет их компенсировать завтра. Мое мнение, что вне зависимости от тактики стратегически мы столкнемся с ростом цен на все в буквальном смысле слова. Дефицит автомобилей будет нарастать.

Например, в ГАЗ решили не останавливать конвейер, машины собирают, ставят на стоянку, а недостающие комплектующие планируют установить позднее, когда они появятся. Тоже своего рода выход, который позволяет не бить баклуши. Но проблема в том, что это не решает вопрос дефицита как таковой.

Мне стало любопытно посмотреть на статистику продаж машин в России, она отлично отражает тенденции на рынке электроники, совпадает один в один. В 2021 году первое полугодие — это оживление рынка год к году, рост продаж, восстановление экономики. А затем с весны резкий рост стоимости машин, но сохраняющийся спрос на многие марки. Затем дефицит, он начинает нарастать, и к сентябрю начинается жесткая фаза, когда продажи улетают вниз (минус 22.6% год к году для легковых машин). Более подробные данные можно посмотреть вот здесь.

Продажи машин отлично иллюстрируют тезис, что купить что-то на рынке будет можно, но не то, что вы хотите, и не за те деньги, которые для вас комфортны. В электронике все ровно так же, это признак любого рынка сегодня — от строительных материалов до тканей для производства одежды. Отсутствие бюджетных машин (тех же автомобилей от «АвтоВАЗа») начинает менять ценовые сегменты, давит на предложение. Потребители отказываются от покупки, так как у них либо нет денег и они не готовы платить больше, либо просто нет машин. Отложенный спрос становится выше, но, как следствие, он даст рост продаж в среднем сегменте, где машины будут более-менее доступны. Моментом решили воспользоваться китайские производители, у них дефицит не так заметен на данный момент, есть автомобили. Отсюда рост продаж китайских марок, но он также конечен, и говорить о том, что дефицит никак не коснется их, нельзя.

Цикл инвестиций в производство электроники огромен, это не считанные годы, он начинается от пяти лет и выше, причем для довольно простых компонентов. В России программа развития микроэлектроники долгое время буксовала, но сейчас и под влиянием момента в эту область полились большие деньги, причем со стороны как государства, так и частных компаний. Конечно, момент неудачен для инвестиций, но лучшего в обозримом будущем все равно не будет.

Склады для разных товаров у крупных поставщиков стоят сегодня почти пустыми, товар продается с колес, рынок пережевывает в буквальном смысле все. И это касается не только машин, а любых товаров. На днях побывал на складе, где обычно все стеллажи заставлены огромными поддонами с текстилем, не самый быстро реализуемый товар в наше время, оборачиваемость обычно составляет около 3-4 недель в оптовом канале. На глаз склад занят процентов на 10-15 от силы, нет поставок товара, проблемы как с производством, так и с логистикой.

Раз уж мы начали говорить про автомобили, давайте вспомним другой пример, который наглядно иллюстрирует то, с чем нам придется столкнуться в ближайшее время. В Америке Tesla стала выпускать с завода машины Tesla Model 3s/Ys без USB Type C разъемов на консоли, вместо них технологические разъемы.

В компании не стали подсвечивать такие изменения, просто промолчали о них. Политика умолчания для Tesla привычна, в компании не сообщают ничего об изменениях в своих автомобилях, весь негатив заметают под коврик, словно при нерадивой уборке. На вопросы пользователей в Tesla ответили, что установят разъемы USB Type C, когда они появятся, при техническом обслуживании машин. Представили уровень дефицита, если в поставках нет обычных разъемов, копеечного компонента?

Ранее в этих же Tesla исчезла поясничная поддержка для передних сидений, в компании просто изъяли ее из машин. Илон Маск написал, что функция не была популярной, себестоимость машин растет, и поэтому было принято решение убрать эту опцию. Лукавства в словах Илона Маска предостаточно, себестоимость и правда растет, но для машин стоимостью от 50 тысяч долларов это обычная опция. Например, в BMW столкнулись ровно с тем же дефицитом этих комплектующих и убрали поддержку в ряде своих автомобилей (топовые комплектации не затронуты, скорее убирали в машинах среднего сегмента). В BMW также решили снизить цены на стоимость этого компонента — минус 175 долларов для тех, кто не получил этой опции, а она должна была быть в автомобиле. Мелочь, но довольно красноречиво говорящая о том, как разнятся подходы компаний.

К сожалению, дефицит приводит к тому, что мы как покупатели не можем быть уверены, что получим в продуктах то, чего ожидаем. В первую очередь это касается сложных продуктов, в которых используется множество компонентов, — идет упрощение или их замена, в редких случаях отказ от каких-то функций. Например, в Китае снова начнется волна отказа от NFC в смартфонах, причина в том, что нет компонентов (да, это выглядит бредом, но это именно так в данный момент).

Вот вам пример другого толка, который показывает сложности в производстве.

Флагманский планшет Galaxy Tab S8 Ultra будет поставляться, видимо, с фронтальной камерой, врезанной в экран (разрешением 8 мегапикселей). Появление челки, как в продуктах Apple, — не следование какой-то тенденции, в Samsung всегда врезали камеры в экран, делали это из года в год. Это вынужденная мера, компоненты для другой конструкции просто отсутствуют. Выбирая между производством планшета в заметных объемах и отсутствием такового, производитель делает ставку на второе.

Другой пример — это бюджетный планшет Samsung Tab A8, в нем использовали чипсет Unisoc (в Samsung обычно не выбирали решения этого производителя, тем более для очень массовых продуктов). Причина выбора этого решения в том, что компания пылесосом собирает с рынка все компоненты до которых может дотянуться.

Интересно, что положение Samsung намного лучше, чем у большинства производителей электроники, есть собственное огромное производство, и помимо денег компания может предложить натуральный обмен — вы мне такие-то компоненты, я вам такие-то взамен. Да, рынок живет в том числе на натуральном обмене, мы быстро скатились в условные Средние века, на это ушло каких-то полтора года кризиса.

Хотим мы того или нет, прогресс в массовой электронике из-за этого кризиса замедлится, а учитывая рост цен, можно сказать, что и вовсе остановится или даже произойдет отток назад. Редкий случай, когда мы будем говорить, что устройства 2020-2021 годов лучше, чем те, что выйдут в последующем. И это верно для большинства категорий товаров, удешевление производства пытаются произвести все компании, сейчас горячая пора для дизайн-бюро, запрос всегда один и тот же — сделать то, что было, но на недорогой элементной базе и чтобы она была доступна в каких-то объемах. Последнее — утопия, но многие верят, что смогут добиться хоть какого-то объема.

В сухом остатке у нас вырисовывается картина мира, в которой покупатель должен детально изучать то, что он покупает и чего в новых устройствах нет, либо какие характеристики ухудшены. Неочевидный для большинства вывод, который можно сделать в рамках текущего кризиса, — это снижение надежности электроники. Причина в том, что в ход идут любые компоненты без разбора, в том числе ниже классом, хуже по качеству, то, что ранее считалось отбраковкой. Нагрузка на сервис вырастет, и если у производителя нет широкой сервисной сети либо она выстроена плохо, то у покупателя гарантированно возникнут проблемы. Увы, вот такие нерадостные новости для всех нас.

И последнее про дефицит, это остатки по тем же iPhone 13 Pro, в том же МТС в наличии очень ограниченное число моделей, а счет идет на десятки штук. Товара просто нет. Та же история со многими ходовыми моделями Samsung и других компаний.

На фоне дефицита старт продаж Honor 50 и спрос на него легко объяснить, продается с колес все, что имеет более-менее хорошее соотношение цена/качество.

Виртуальная карта “Тройка” — первые впечатления

Один из наших постоянных читателей поделился опытом использования виртуальной карты “Тройка”, что запущена в Москве в тестовом режиме. Карта добавлена в Samsung Pay, разблокировки смартфона для оплаты проезда не требуется (это единый на поездки, его продавали со скидкой для тех, кто тестировал услугу). Время срабатывания терминала — 1.5-2 секунды, это единственный недостаток виртуальной карты. В остальном она работает как должна.

Роботы отнимают рабочие места у людей — электронный штрейкбрехер

Тот кризис, что развивается вокруг нас, настолько масштабен, что переиначивает многие вещи, которые казались незыблемыми. Еще несколько лет назад расхожим переживанием были размышления о том, что роботы могут вытеснить человека, лишить его рабочих мест. Многие искренне думали, что придется дать бой роботизации, сделать так, чтобы рабочие места остались за человеком. В том числе такой позиции придерживались топ-менеджеры компаний, но кризис все переиначил за считанные месяцы. У компаний оказалось много денег, но дефицит рабочей силы при этом вырос до невероятных размеров. Вакансий сегодня больше, чем желающих их заполнить. И если в России этот кризис развивается по привычному сценарию, так как заменить живых людей некем, то в Америке мы видим совсем иную историю.

Давайте взглянем на статистику США о числе рабочих мест (вакансий) и о том, сколько человек покинули свои рабочие места.

В сентябре 2021 года 4.4 млн американцев уволились со своей работы, в «Бирюльках» мы обсуждали этот феномен по следам моей поездки в Америку. Незаполненность кафе и ресторанов приводит к тому, что люди увольняются (официант живет за счет чаевых, когда их нет, ему нечего ловить в этом месте). И такая же ситуация во многих сферах, например, портовые рабочие, несмотря на двукратный рост доходов, не хотят работать и перерабатывать, что провоцирует кризис в логистике. Одним словом, старый уклад жизни просто летит к чертям, и говорить о том, что это изменится в лучшую сторону, нельзя. Предпосылок для улучшения ситуации просто нет. Потребительские настроения на этом фоне в США падают, люди видят рост цен, готовятся потуже затянуть пояса. Но при этом не стремятся выйти абы на какую работу. Кризис развивается скачками и ничего хорошего не приносит ни людям, ни компаниям.

Но этот кризис стал катализатором для того, чтобы роботы без излишнего шума стали заменять людей и отнимать их рабочие места. Рынок по продажам роботов для производства вырос в Северной Америке до 1.48 млрд долларов за первые девять месяцев 2021 года. За это время компании приобрели 29 тысяч роботов (грубо, считайте, это минус 30 тысяч рабочих мест для людей). Только в третьем квартале было продано 9928 роботов на полмиллиарда долларов, в основном их приобретали металлургические компании.

Причина для такого взрывного роста обыденна. Рост зарплат металлургов, помноженный на кризис на рынке, сделал использование роботов экономически обоснованным. Внедрение роботов позволяет уменьшить фонд заработной платы, страховки (а они высокие для производства с повышенным риском для жизни). А главное, что роботы не объединяются в профсоюзы и не бастуют, не требуют повышения зарплат.

Другой пример того, как этот кризис выступает катализатором для внедрения новых технологий. В Америке логистика завязана на использовании грузовиков, они развозят товары по стране. В данный момент дефицит водителей составляет 45-60 тысяч человек, в ближайшие несколько лет он может вырасти до 100 тысяч человек. Зарплаты водителей растут, они уже стали заметно выше, чем в предыдущие годы (неопытный водитель получает 4 500 долларов в неделю). Поэтому внедрение автопилота для компаний становится просто необходимостью, и тесты с такими машинами уже больше не вызывают отторжения, их нужно срочно внедрять. Китайская компания TuSimple тестирует свои фуры на 80-мильном участке между Фениксом и Тусоном в Аризоне. Этот штат крайне прогрессивен с точки зрения внедрения автопилотов в грузовом транспорте, и поэтому грузовики TuSimple могут стать первыми, кто запустит коммерческую доставку товаров в США, пусть и на небольшом участке. На обычных дорогах появятся грузовики без людей в кабине машины.

Дефицит рабочей силы, увеличивающиеся расходы на зарплаты — все это будет толкать компании активнее использовать автоматизацию и роботов в самом широком смысле этого слова. Через несколько лет мы столкнемся с движением неолуддитов. Сегодня неолуддиты ассоциируются с антиглобалистами, защитниками окружающей среды, скорее это философия, направленная на ограничение влияния человека на окружающий мир, в какой-то мере саботаж технологий, которые этот мир изменяют или даже разрушают. Тед Качинский ввел в оборот термин «неоллудизм», но вкладывал в него совсем иное, чем то, что случится с ним в ближайшие пять-десять лет.

Рост использования машин автоматически будет отнимать рабочие места у многих людей, поэтому разрушение виновников этого неизбежно. Мы будем наслаждаться чтением газетных заметок о том, что водители, лишенные работы, устроили засаду на грузовик с автопилотом и уничтожили его где-то на трассе в пустыне. Что работники розницы напали на магазин, в котором их заменили человекоподобными роботами-продавцами, и сожгли последних. Очень быстро неолуддитами станут называть тех, кто уничтожает роботов, так как они отняли рабочие места. Тут не будет никакой философии или высоких лозунгов, люди будут эмоционально и просто реагировать на угрозу, что возникла для их жизни здесь и сейчас. Как показывает история, такие бунты и выступления ничего не дадут протестующим, они не смогут вернуть свою работу, а только разрушат свои жизни. Прогресс не остановится, просто быстрее появятся роботы, которые начнут выполнять охранные функции, защищать других роботов, и мир робототехники испытает невиданный подъем. Кризис в мировой экономике, который мы видим сегодня, дает нам взлет потребления таких технологий, и роботы — это то, что станет ответом на отсутствие рабочей силы в каждой стране мира. До недавнего времени у нас существовало цифровое неравенство, оно нарастало из года в год, сейчас оно преобразуется в неравенство средств производства и рабочей силы. Не удивлюсь, если министерства труда по всему миру в скором времени начнут упоминать наличие не только трудовых резервов, исчисляемых работоспособным населением, но и числа людей (по аналогии с лошадиными силами в двигателях у нас появится измерение в человеко-часах или трудовых днях для роботов).

В моем детстве было невозможно вообразить, что за мою жизнь случатся такие тектонические изменения в социальных отношениях, а роботы начнут проникать в повседневную жизнь. Мировой кризис толкает нас на изменение всего уклада жизни, а значит, социальные потрясения еще впереди и их не избежать. К сожалению, это также автоматически приведет к тому, что мы столкнемся с заметным сокращением численности населения Земли, которое напрямую вытекает из социально-политических изменений, изменения климата и других негативных факторов. Можно гнать от себя эти дурные мысли, считать меня пессимистом (хотя я скорее оптимистичен в этих оценках), но факты говорят о том, что эти тенденции уже работают вовсю и сойти с этого пути практически невозможно. В свою очередь, это означает, что обезболивающее в лице индустрии развлечений (например, игровая индустрия) должно стать мощнее, чтобы люди не переживали о происходящем слишком сильно, не задумывались о моменте. Бегство от реальности станет одним из ключевых продуктов в ближайшие десятилетия. Не имея возможности изменить свою жизнь, многие люди начнут искать успокоения в мирах виртуальных, которые начнут плодиться, как грибы после дождя. Звучит как плохой сценарий для фантастики, но мы наблюдаем рождение этого направления, и в гонке участвует множество компаний, каждая пытается урвать свой кусочек будущего.

Бредовый термин «серые SIM-карты», борьба с колхозами

Пытаюсь в меру своих сил объяснять, что в России нет и не может быть “серых” SIM-карт, которые продаются нелегально. Сам термин снимает любую ответственность с операторов и контролирующих органов, словно кто-то находит такие карты и каким-то сказочным образом подключает их к сетям операторов. Во времена аналоговых сетей существовали дубликаты номеров, отдельное и любопытное явление, которое исчезло с переходом на цифру.

Основная проблема рынка SIM-карт — это отсутствие контроля правильности данных абонентов, по закону о связи мы должны предоставлять паспортные данные при покупке SIM-карты. Очень часто такие данные неверны либо неполны. Операторы должны их проверять, но система со стороны государства работает медленно и не всегда правильно. Еще выстроенные со стороны операторов рогатки для MNP, когда специально искажаются данные абонентов, чтобы они не могли никуда перейти, это не добавляет прозрачности рынку. Например, в слове «Саратов» один из операторов заменил одну букву А восьмеркой. Проверка паспортных данных не пройдена, так как ошибка сделана на стороне оператора, абонент в ней никаких не виноват.

В мутной воде каждый пытается поймать свою удачу. Например, Минцифры лоббирует закон, чтобы получать от операторов доступ к биллингу, то есть видеть все наши звонки, SMS, интернет-сессии. Зачем? А чтобы якобы бороться с серыми SIM-картами. Как информация из биллинга позволит бороться с неправильно указанными паспортными данными, мне и никому на этой планете не известно. Но сам набор данных, который можно получить вне решения суда, стоит приличных денег на рынке, и закрадывается подозрение, что Минцифры просто хочет построить для кого-то свечной заводик по продаже таких данных, пусть и без имен абонентов. Ничего иного в голову просто не приходит.

Уже есть все законы и инструменты для того, чтобы бороться с неправильно оформленными паспортными данными, ничего нового придумывать не нужно. Например, в корпоративном сегменте множество SIM-карт, что когда-то были оформлены на сотрудника, а затем перекочевали к другому, и так далее. Там полнейший бардак, и Минцифры решило навести порядок. С 1 декабря нужно зарегистрировать свою SIM-карту на Госуслугах, иначе оператор будет должен ее отключить.

Позднее SIM-карты и указанные паспортные данные будут сверять со штатным расписанием компаний (у государства оно есть). Дальше будут возникать вопросы, кто такой Вася Пупкин и почему на него в вашей компании оформлена SIM-карта, если он там не работает. Налоговая будет радостно потирать руки и пытаться узнать как можно большее число таких случаев. Одним словом, рынок становится прозрачнее, и в этом нет ничего плохого.

Напомню, что корпоративные тарифы на связь зачастую намного интереснее тех, что доступны широко. Поэтому всеми правдами и неправдами ловцы выгодных предложений подключались на них. Риск такого подключения всегда был высок, SIM-карта оформлена на юридическое лицо, оно может закрыть SIM-карту и даже снять все ваши деньги, что время от времени происходило. Но в поисках наживы люди шли на это и закрывали глаза на возможные риски. Особенно радовал аргумент «у меня все отлично, не слушайте паникеров, все будет работать вечно».

Государство пытается причесать этот рынок, и это получится сделать, так как контроль паспортных данных будет работать постоянно. Причем компании будут нести ответственность за актуальность таких данных (в данный момент норма и мера этой ответственности не введены, это следующий шаг).

Конечно, для сегодняшних пользователей необходимость авторизоваться на Госуслугах и указать паспортные данные стала неприятностью, равно как и для операторов. Моя подруга работала в большой международной компании, какое-то время назад перешла в дочку (другое юридическое лицо). Оказалось, что в первом случае поставщик связи МТС, во втором — «МегаФон». За ней сохранился номер, а также возможность оплачивать его. Теперь ей пришлось перевести номер на себя, перейти по MNP как частному лицу в «МегаФон» и затем добавить номер как корпоративный в свою компанию. Не самый простой путь, не находите? Но он изначально правильный с юридической точки зрения, просто раньше можно было всего этого не делать вовсе.

Множество людей, к сожалению, не могут перевести SIM-карты на себя, так как они не знают даже организации, на которую они оформлены. Как следствие, они лишатся с 1 декабря связи как таковой, по моим оценкам, это примерно 2 млн SIM-карт в стране (это небольшая часть от общего числа корпоративных SIM-карт), которые операторы потеряют в конце года. Всеми правдами и неправдами операторы пытаются этого избежать, в частном порядке предлагают перевести SIM-карты на себя, отказаться от корпоративных тарифов. Но все равно удар по абонентской базе будет заметным, не говоря о тех SIM-картах, что используются в М2М-решениях небольшими компаниями и оформлены на них, про них многие просто забыли и не получили SMS с предупреждениями.

Навести в этой области порядок нужно было давно, сейчас хоть какие-то реальные попытки, которые могут принести результат. Вычищать эту тему придется долго и упорно, так как сами операторы добавляют в паспортные данные ошибки, чтобы не давать абонентам мигрировать к своим конкурентам. Но мне хочется, чтобы под эгидой этой борьбы никто не пытался создавать свои свечные заводики, делать бизнес на пользовательских данных. За это нужно бить по рукам, и желательно как можно больнее, чтобы неповадно было.

PocketBook 970 — почти 10 дюймов eINK

Ребята из PocketBook прислали свою новую модель PocketBook 970, эта электронная читалка примечательна тем, что обладает экраном в 9.7 дюйма (1200×825 точек). У компании уже есть большой PocketBook X, но новая модель почти на треть дешевле, официальная стоимость — 21 тысяча рублей (можно найти за 20 тысяч рублей).

Времени поработать с ридером не было, возьму его с собой в командировку в Сочи, погоняю в разных режимах. Но не могу не поделиться первыми впечатлениями от внешности. Корпус убрали в металлическую рамку, что обеспечивает модели совсем иное восприятие. Много лет жаловался на то, что PocketBook выпускает хорошие читалки, но выглядят они не так, как тот же Kindle Oasis, не хватает лоска, материалов корпуса. Вот тут этот лоск добавили: металлическая рамка, спинка из приятного пластика с поперечными полосками.

Например, PocketBook X, на мой вкус, выглядит проще, чем новая модель. И это приятная новость, что компания стала уделять больше внимания дизайну, оформлению, добавлять за те же деньги больше лоска. Мне это однозначно нравится, и выглядит это как правильный подход. В конце концов, такие читалки покупаются на долгие годы, живут они в руках у пользователей много лет.

Как вам внешность этой читалки? Пусть и заочно, по фотографиям, но все же — каково мнение?

P.S. До конца года осталось совсем немного, путешествовать сложно, но возможно, и поэтому будут новости из разных поездок, заскучал сидеть дома. Почти завершил тексты про Pixel 6/6 Pro, аппараты крайне неоднозначны, отличные по фотовозможностям и сырые в софте до предела. На неделе Google прислала на Pixel обновление Android 12 тем, кто уже поставил Android 12. Было забавно и грустно наблюдать за этим.

Вам хорошей рабочей недели! Чтобы добрые дела спорились, удача в них вам сопутствовала. И хорошей погоды для прогулок, надеюсь, что у меня будет именно такая погода всю неделю!