Привет.

Люди наивны и живут верой в то, что топ-менеджеры компаний им никогда не врут. Особенно доставляет довод «они же торгуют акциями на бирже, они не имеют права врать кому-либо». Складывается ощущение, что наличие бумаг на бирже – это гарантия того, что все человеческое у людей исчезает и они становятся роботами, живущими по писаным правилам. Увы, это не так. В Apple тесно сотрудничают с американским правительством, хотя старательно делают вид, что этого не происходит. Компания сотрудничает с Китаем, так как это второй по значимости рынок после родного, а производство продуктов Apple просто невозможно без участия Китая. Даже на пике торговой войны в Китае не использовали ограничения в адрес Apple, чтобы больно ударить по Америке, корпорация успешно лавировала между двумя сторонами этого конфликта. Более того, она воспринимается китайскими властями как посредник, который заинтересован в том, чтобы торговая война вовсе исчезла. Уникальная ситуация, которой нельзя было добиться только одними словами. Но главное, что китайский урок скоро выучат правительства всех стран и применят на своей территории. Россия, Турция, Индия, Германия и другие встанут в очередь, чтобы перенять опыт Китая.

Особую иронию происходящему придает то, что о связях Apple с Китаем и правительством страны пишет New York Times, боевой листок правящей элиты Америки. То есть все расследование носит характер последнего выстрела в воздух, в котором корпорацию предупреждают о том, что есть задачи страны и они стоят выше, чем таковые для бизнеса. Но столкновение разнонаправленных интересов тут однозначно, а ирония в том, что пример Китая показывает, как и что Apple делает на родной территории, насколько далеко компания способна зайти в том, чтобы угодить правительству и чиновникам, не иметь никаких столкновений с ними.

Статья в NYT можно найти вот тут.

Не планирую пересказывать весь материал, но хочу остановиться на нескольких моментах, которые хорошо характеризуют Apple и то, что они делают в Китае с точки зрения цензуры. Например, в компании есть черный список тем и людей, которые не могут попасть в китайскую версию App Store ни при каких обстоятельствах. Например, никаких упоминаний событий на площади Тяньаньмэнь, Далай-ламы, уйгуров и их проблематики, вопросов спорных территорий. Это чистая, неприкрытая цензура, которая существует внутри Apple для конкретной страны, одобрена руководством и поощряется, так как иначе возникнут проблемы с китайским правительством. Между Apple и китайскими чиновниками налажен прямой канал связи, и когда им не нравится то или иное приложение, они запрашивают Apple напрямую об его удалении, например, так было во время беспорядков в Гонконге, когда протестующие использовали отдельные приложения для отслеживания перемещений полиции, – все они были оперативно удалены. Но самое любопытное даже не в этом, а в том, что темы вне списка также существуют, обычные сотрудники передают их наверх, а руководство оперативно принимает решение. Ни одна страна мира не может похвастаться такой быстрой реакцией Apple на свои запросы.

Смартфон давно стал средством пропаганды, не зря в иконках на iPhone активно насаждается однополая любовь, появляются соответствующая символика и эмотиконы, которые отражают взгляды на отношения, отличные от привычных. Это осознанный подход к пропаганде тех ценностей, что близки Тиму Куку, компания не стесняется использовать все свои ресурсы для их продвижения в мир. Последние презентации идут на фоне логотипа LBGT-движения, который многим напоминает радугу, хотя ей не является.

В NYT приводят пример того, что в Apple осознают влияние тех же эмотиконов на умы пользователей, в них не стоит искать изображение тайваньского флага, оно отсутствует (в Китае и для китайских пользователей). На картах Тайвань изображается как часть Китая, тут Apple также следует доктрине чиновников. Но самое забавное то, что в прошлом, набирая слово «Тайвань», вы получали зависший iPhone, вот такая ошибка, которую исследователи в США считали преднамеренной, а не случайной.

За два года, что закончились в июне 2020-го, в Apple удовлетворили 91% запросов на удаление приложений со стороны китайского правительства, всего было убрано 1217 приложений. За тот же срок в других странах под нож пошло только 40% приложений, а их общее число составило 253 штуки для всех! Почувствуйте разницу в цифрах. В NYT пошли дальше и самостоятельно проанализировали приложения, которые исчезли в китайском App Store, с 2017 года получилось, что исчезло 55 тысяч приложений, многие из них остались доступными на других рынках. Думаю, что цифры не нуждаются в комментариях.

А теперь самое интересное, что вызовет у вас удивление. В Китае в 2016 году приняли закон, согласно которому все данные, собранные внутри страны, должны храниться там же, их нельзя передавать вовне. В России есть аналогичный закон, и он ровно так же буксует, так как многие американские компании отказываются это делать и просто игнорируют такой подход. Давление со стороны Китая нарастало постепенно, точка невозврата была пройдена быстро. В одном из регионов Китая государственная компания строит дата-центр для хранения всех данных китайских пользователей для Apple. Тут не было бы ничего удивительного, если бы не несколько мелочей. Первая и самая необычная – это государственный проект, в котором используются китайское железо и управляющий софт. Фактически сторонняя компания получает физический доступ ко всем данным. Тим Кук утверждал, что в рамках этого проекта будет использоваться наилучшее шифрование, которое никто не сможет взломать, включая правительство. Согласно внутренним документам Apple, во взломе не будет никакой необходимости, ключи расшифровки планируется хранить ровно на тех же серверах в Китае. То есть получается, что сама информация будет внутри страны, но также она не будет защищена. Идеальная ситуация, в которой Apple формально ничего не отдает на сторону, но при этом китайские чиновники довольны, они получают полный доступ ко всему, пусть и неофициально. Это излюбленный прием Apple, когда компания «случайно» создает ошибки в продуктах, а заинтересованные организации от государства могут получать доступ к чужой информации. Когда дырки становятся широко распространенными, их закрывают, появляются новые. Со стороны это выглядит именно так, а то, что Apple печется о безопасности пользовательских данных, вызывает только кривую усмешку.

То, как Apple работает в Китае, показывает, что компания готова идти на любые уступки. И то, что в Америке все происходит ровно так же, не вызывает никаких сомнений. Другой вопрос, как это обставляется и преподносится публике, тут Apple пытается показать себя с наилучшей стороны. Но, увы, это только видимость и ничего более.

Статья в NYT в прямом смысле открывает ящик Пандоры и создает для Apple крайне неудобное положение. Американские политики, чиновники и военные свято верили, что они единственные ночуют в данных Apple, теперь оказывается, что это не так. Они будут делать все, чтобы Китай не мог получить какие-либо данные, но вряд ли в этом преуспеют. Следующий момент веселее, давление на Apple начнется со стороны разных государств, в России чиновники уже радостно потирают руки. Ситуация полностью повторяется, все ровно так же, как в Китае. Одно исключение, данные, которые компания будет хранить в России, не будут шифроваться от государства в принципе, так как, согласно закону, все ключи шифрования Apple должна передавать российским спецслужбам изначально. В будущем году компания планирует разместить свои серверы в новом дата-центре в Москве, он только строится под нужды разных компаний. Схема ровно та же, что и в Китае. Бежать Apple с рынка точно не собирается, а планирует подчиняться российским законам. Интересно, что к Google подобных запросов не возникает, компания продолжает работать как и раньше, что вызывает непомерное удивление, ведь их бизнес ровно такой же.

Волна от статьи в NYT уже пошла, традиционно выступил Павел Дуров, перечислил минусы iPhone, сказал, что это старое железо за конские деньги. Но также привычно отметил, что, покупая iPhone, вы становитесь цифровым рабом Apple, что также правда.

И подобных высказываний будет все больше и больше, давление на Apple заметно нарастает, оно становится неизбежным. Компании придется отвечать на эти претензии по всему миру, что создаст для нее дополнительные расходы и повлияет на стоимость сервисов, она вырастет, и это неизбежность во второй половине 2022 года.

Ссылки по теме: