Привет.

В начале марта на российском рынке начался парад уходов, западные корпорации заявляли о том, что покидают российский рынок. У кого-то это сопровождалось отзывом лицензий у российских компаний, кто-то, напротив, просто отправлял сотрудников в отпуск, некоторые вывозили их из России, чтобы “спасти”. Про “спасательную” операцию мы с вами говорили отдельно, и повторяться тут не хочу.

Политическое давление со стороны администрации Белого дома не имеет никаких аналогов: открытые и завуалированные угрозы для собственных компаний, но при этом отсутствие каких-либо документов в их адрес. То есть повестка формировалась старым добрым запугиванием и необходимостью сплотиться вокруг идеи наказать Россию. Для бизнеса политическое давление не в новинку, но проблема заключается в том, что российский рынок является одним из ключевых в мире, самым большим в Европе, и потери каждой компании оказываются значительными. И это то, что для бизнеса означает проблемы, так как топ-менеджмент компаний должен зарабатывать деньги, а не терять их. Дружить с государством необходимо, но у каждой компании также есть акционеры, которые спросят о том, по какой причине остановились продажи в России и они теряют деньги. Их не устроит ответ о том, что администрация Белого дома на словах попросила об этом, в конце концов, мало ли о чем вас могут попросить. Им нужны документы, а их предоставления администрация Байдена старательно избегает.

Мы рассматриваем текущую ситуацию исключительно из России, не пытаясь погрузиться в повестку американских политических хитросплетений, а она довольно интересна сама по себе. Еще Дональд Трамп инициировал расследования против крупнейших IT-корпораций Америки, каждая компания обвинялась в тех или иных нечестных практиках. Никаких исключений сделано не было, в списке обвиняемых — Apple, Amazon, Google, Microsoft, Meta (в России признана экстремистской организацией).

Внутри Америки никто из политиков не дал задний ход, нападки на корпорации продолжаются, все идет по плану. И для каждой компании это давление представляет серьезную угрозу. В теории корпорации готовы были покинуть российский рынок, если бы им гарантировали в обмен на это отпущение всех грехов на родном рынке. То есть они видели ситуацию как договорной процесс, они дают американским политикам то, чего те хотят, а взамен получают прекращение преследования. Но американская политика в наше время превратилась в борьбу лозунгов, и умение договариваться осталось в далеком прошлом. Чиновники Белого дома искренне хотят брать, но ничего не готовы давать взамен (и это для их “родных” компаний, что уж говорить про обещания другим странам и компаниям).

Корпоративная Америка несколько обескуражена таким поведением политиков, когда те требуют или увещевают, но ничего не дают взамен. Поэтому возник внутренний конфликт, в котором стороны примерно равны. Чиновники не хотят оставлять следов, так как понимают, что могут нарваться на судебные преследования в будущем, когда покинут свои посты. Корпорации не хотят ничего выполнять без письменных свидетельств и приказов со стороны государства. Патовая ситуация, в которой корпорации пошли на компромисс и сделали первый шаг в сторону администрации Белого дома.

Таким шагом можно считать то, что они все “ушли” из России. Фактически корпорации на словах заявили о том, что покидают российский рынок, кое-кто был умнее и ничего такого не говорил.

Дальше компании ждали от Белого дома документов, подтверждающих для них необходимость ухода из России. Им этот документ жизненно необходим для акционеров, чтобы объяснить потерю такого куска пирога.

Чтобы осознать размер потерь, которые многие отчего-то считают незначительными, давайте посмотрим на пример Apple. По информации Nikkei Asia, в Apple сократили заказы на iPhone SE 2022 через три недели после начала продаж, сокращение продаж на 20-30%, то есть на 2-3 млн штук в течение этого года. Плюс в Apple сократили заказы на AirPods, общее сокращение заказа на 2022 год на 10 млн штук. И это напрямую вытекает из прекращения поставок в Россию, только AirPods в продажах превышает 2 млрд долларов, а если добавить iPhone всех моделей в размере 3-4 млн штук (сокращение не только по продажам SE), то получатся потери в размере от 2.2 до 3.1 млрд долларов. Если взять прямые продажи железа, услуг и сервисов, то мы получим минус 8-10 млрд долларов за год. Кому-то копейки, но для корпораций это ощутимый удар по продажам. И в кризис за такое акционеры по голове просто не погладят.

Конфликт между корпоративной политикой и политиками расширяется, он принимает новые формы, и тема России — только одна из проблем, по которым две стороны не могут прийти к компромиссу. На еженедельной основе топ-менеджмент корпораций обсуждает с администрацией Белого дома ситуацию вокруг России. На таких звонках у каждой стороны свои доводы, Белый дом требует нанести максимальный ущерб России, компании находят аргументы, чтобы этого не делать. Причем аргументы давно вышли в техническую плоскость.

Например, Cisco Systems, также как и другие компании, сделали шаг в сторону администрации Байдена и объявили о блокировке личных кабинетов российских компаний, о том, что лицензии перестанут работать. Это вызвало определенную панику на рынке в начале марта. Но затем без особого шума в компании стали возвращать лицензии обратно, ограничились рядом некритичных ограничений. Вот что написал наш читатель, работающий системным администратором по оборудованию Cisco в России:

У Cisco есть две модели лицензирования, старая (так называемые Classic лицензии) и относительно новая (так называемые Smart лицензии). С классическими лицензиями все просто, это, по сути, офлайн лицензирование, после покупки админ генерит на сайте лицензионный файл, загружает вручную на оборудование и активирует им тот или иной функционал. Эта операция производилась один раз и до конца жизни оборудования.

Smart лицензирование происходит онлайн. Управление купленными лицензиями происходит через личный кабинет на сайте, оборудование привязывается к ЛК, активирует себе нужную лицензию и включает необходимый функционал. Админ в одном месте видит все свои лицензии, какое оборудование привязано, какие лицензии используются и какие свободны. Удобно, одним словом. Естественно, чтобы заработало Smart лицензирование, оборудование должно иметь доступ в интернет к ресурсам Cisco.

Но и в этом случае есть механизмы, позволяющие лицензировать оборудование, не имеющее доступа в интернет согласно политикам безопасности (например, внутри периметров банков). Они не такие простые в реализации, но они есть. И в особо крупных компаниях они используются.

Так вот, как это работает, разобрались.

Еще несколько лет назад практически для всех продуктов Cisco предлагала оба варианта лицензирования на выбор. Естественно, большинство предпочитало не заморачиваться, активировать классические и забыть. Только в последние годы все сильнее закручивали гайки и вынуждали переходить на Smart.

На данный момент оборудование с классическими лицензиями продолжит работать без изменений. А такого оборудования большинство.

Что происходит со Smart:

В начале марта Cisco заблокировала доступ в ЛК российских компаний, а также доступ к серверам авторизации лицензий.

На оборудовании начали возникать алармы о невозможности проверить лицензию.

В данной ситуации оборудование переходит в так называемый grace период и администратору дается до 90 дней на исправление ситуации. Далее следует ограничение функционала в зависимости от типа оборудования.

Но спустя пару недель оборудование вновь стало успешно проходить авторизацию лицензий. В данный момент весь мой парк оборудования со smart лицензированием успешно проходит проверку лицензий.

При этом доступ в ЛК остается заблокированным. По сути smart лицензирование работает, но заморожено в состоянии на начало марта. Никакие изменения внести в лицензии нельзя.

Отдельно стоить сказать про подписочные smart лицензии, они также успешно проходят авторизацию, но оплатить их продление сейчас возможности нет.

Обратите внимание, как в Cisco ушли, а затем многие решения откатились обратно, вернули лицензии. В отсутствие документально подтвержденных санкций закрытие лицензий выглядит как однозначное нарушение контрактных обязательств. И шансы проиграть в суде для Cisco максимальны, впрочем, как и для любых других компаний. Получается, что чиновники Белого дома фактически подставили корпорации, не дали им документального подтверждения, которое на словах обещали сделать. И вот тут история начинает буксовать, так как фактически произошла неприкрытая и грубая манипуляция. Что еще больше вбило клин между бизнесом и политиками.

Думаю, что расчет строился на том, чтобы компании ушли и настолько испортили отношения с российскими клиентами, чтобы для возвращения не было никакой возможности. Изначально расширять санкции на продукты массового спроса политики не хотели. Так как это приводит к необходимости фиксировать такие действия на бумаге, чего они боятся как огня.

Помимо Cisco, и другие компании начали изменять своим первоначальным решениям. Например, в Microsoft не считали возможным работать в России как минимум до лета. Но теперь компания сделала новое заявление, оно появилось в заметке от Reuters: “Лишение этих учреждений обновлений программного обеспечения и услуг может поставить под угрозу здоровье и безопасность ни в чем не повинных граждан, включая детей и пожилых людей”. Важно, что в Microsoft также отметили, что не будут работать с компаниями и лицами, что находятся под санкциями, плюс будут внимательно следовать новым изменениям в списках санкций. То есть компания прямо и неприкрыто заявила американским политикам: будут новые санкции — мы будем их соблюдать. Не будет санкций — тогда извините, нам нужно продавать свои товары.

Примечательно, что материал Reuters появился ровно за день до очередного звонка, на котором встречаются политики и представители индустрии. Именно в пятницу 1 апреля должен был быть решен вопрос о возможной блокировке поставок смартфонов Apple и всех смартфонов на Android на российский рынок. И мы обсуждали этот момент отдельно.

Формально в Microsoft поддержали бизнес, то есть выдвинули мнение, что без официально задокументированных санкций они ничего не будут делать вовсе. Из третьих рук мне известно, как прошло очередное общение политиков и IT-корпораций, причем нас интересует позиция двух компаний — Apple и Google. Различие между ними заключается в том, что у Apple есть собственное железо, которое компания продает в России, а у Google его нет.

Позиция Apple соответствует реальному положению дел. Компания с начала марта не поставляет товары на российский рынок, с 1 марта приостановила операции с партнерами, заблокировала прием платежей в магазине приложений и фактически отключила Apple Pay. Сотрудники российского офиса эвакуированы в другие страны, компания вынуждена сокращать объемы продаж, что скажется на результатах последующих кварталов. Потенциальный ущерб в несколько десятков миллиардов долларов в перспективе нескольких лет. В Apple не будут блокировать активации продуктов компании до момента, пока такое распоряжение не поступит от администрации Белого дома или профильных министерств. Компания выполнила все просьбы, но не видит причин распространять ограничения на жителей России.

В Google мотивация ровно та же, плюс компания добавила, что есть сложности с контролем над партнерами, использующими Android, отказ от поставок Android приведет к распространению альтернативных систем (чистый Android либо Harmony OS), российский рынок и часть близлежащих стран будут потеряны для Google навсегда. Компания не готова расширять ограничения для своих пользователей, она отказывается от предоставления платных сервисов и услуг, продажи приложений, но без письменных распоряжений не будет расширять объем санкций.

То есть как минимум на данном этапе угрозы того, что для России остановят поставки смартфонов, больше нет. Сомневаюсь, что американские чиновники решатся пойти на этот шаг, он вызовет слишком большие последствия как для них, так и для мира в целом. Сыграть в игру, когда частные компании сами решили поступить так, не получается.

Из любопытного, что прозвучало в рамках этого обсуждения. Все американские компании считают, что наличие локальных офисов в России является угрозой, и поэтому они будут закрыты в ближайшее время. Сотрудники будут переведены в другие страны, или, если они этого не хотят, их уволят с выходным пособием.

Вне рамок этого разговора мне известно, что компании переводят функции представительств на локальных партнеров, которые будут представлять их интересы. Что выглядит как создание дополнительной прослойки, которая будет брать на себя все риски. И это выглядит как осознанный шаг, чтобы снизить объем претензий со стороны как США, так и России. Формально американские компании из России ушли, в реальности они вернулись под другими именами, чтобы продавать свои товары.

Очень интересно, как ситуация выглядит изнутри корпораций, это можно рассмотреть на примере Microsoft. Сотрудники компании требуют, чтобы все в России отключили, компания никогда больше не работала с нашей страной. При этом падение продаж Microsoft уже настолько ощутимо, а перспективы так негативны, что пытаются отыграть все назад как можно быстрее. И пытаются сохранить какие-то приличия в публичном поле. Примерно такая же ситуация по большинству компаний.

Например, в Apple прорабатывают возможности для поставок товаров не в Россию, а куда-то рядом, чтобы затем партнеры могли их комфортно завозить и продавать на территории России. Фактически это выглядит как создание схемы, чтобы избежать прямых обвинений, но при этом частично сохранить свой бизнес. Нечто подобное строят и другие компании, причем от производителей одежды до электроники. В отсутствие прямых запретов они ищут обходные пути, причем даже не для санкций, которых нет, а для сохранения своего публичного образа. Плохими будут не они, когда их товары снова наводнят полки российских магазинов, а сами русские, которые эти товары забирают на внешних рынках. Привычное двуличие для внутреннего использования в Америке.

После первого месяца санкций американский и европейский бизнес осознал, что необходимость продавать товары, услуги и софт на российском рынке перевешивает все остальное. Как следствие, бизнес ищет пути для этого. Обольщаться на эту тему не стоит, так как ситуация может кардинально измениться в ближайшие недели и давление снова возрастет. Но от угара всеобщих “уходов” мы перешли к прагматичному подходу, когда бизнес берет свое. Нет никаких всеобщих ценностей, которые хотят поддерживать компании. Все это лицемерие, есть деньги, до которых они хотят дотянуться и которые они сейчас потеряли.