Привет.

Начав обсуждать особенности и тонкости работы лаборатории «МегаФон» в Петербурге с ее руководителем Александром Джакония, набрал материала на несколько статей. Начало нашего разговора вы можете найти в предыдущей статье.

Чтобы понять, чем именно занимается лаборатория, остановимся на том, что именно она тестирует и как. Для простоты восприятия построил этот текст ровно так, как мы говорили, в формате интервью, хотя скорее это был обычный разговор.

Э.М. В одном из комментариев к предыдущей статье прозвучала фраза, что ваша лаборатория — это исключительно имидж для оператора и ничего больше. А сделать так, чтобы телефон работал в сети в любых условиях, вы не можете или не хотите. Парируете?

А.Д. Для оператора корректная работа устройства в сети — во многом имиджевая история. В теории можно сделать так, чтобы ваш телефон держался за сеть в самых сложных условиях, но батарейка будет разряжаться в три раза быстрее. Нам важно правильно настроить не только телефоны и смартфоны, но и саму сеть — дать хорошее покрытие, отрегулировать переключение терминала между базовыми станциями, когда вы перемещаетесь по городу.

Э.М. Люди часто говорят, что хотят получить VoWiFi, VoLTE. Вы тестируете такие функции, это обязательное требование для вашей сети?

А.Д. Раз в три месяца мы выпускаем обновленные требования оператора к мобильному оборудованию. Совместно с коллегами из развития инфраструктуры «МегаФона» мы создаем консолидированный документ. За ним очень интересно наблюдать в ретроспективе, что мы требовали три года назад и что требуем сейчас. Например, сейчас все смартфоны любой ценовой категории должны поддерживать VoLTE. В лаборатории мы тестируем работоспособность как VoLTE, так и VoWiFi, помогаем вендорам правильно настроить эти функции.

Один из основных трендов в “МегаФоне” — это переход на VoLTE, мы хотим, чтобы максимальное число людей пользовались этой услугой. Интересно, что многие люди отчего-то считают, что это платная услуга. Мы даже обращались к производителям смартфонов, чтобы в меню, где включается VoLTE, была небольшая строчка, что эта услуга бесплатна в сети «МегаФон». К сожалению, выпуск новой прошивки — это всегда дополнительные расходы, и производители без энтузиазма отнеслись к нашей просьбе.

Э.М. Хорошо, вы тестируете устройство, в нем не работает VoLTE, что с ним происходит дальше? Вы не даете его продавать в своей рознице?

А.Д. Тут переплетение как коммерческих, так и технических вопросов. Мы приглашаем производителей к нам и помогаем исправить недочеты. Вот прямо сейчас в нашей лаборатории коллеги из крупной китайской компании. Исправление, верификация и дебаг происходят быстрее, когда на одном стенде работают как наши инженеры, так и инженеры производителя, это ускоряет процесс. Пересылка логов в штаб-квартиру производителя, обратная связь — все это очень долго, а когда все в одной комнате, исправления происходят на глазах.

Чем быстрее устройство пройдет лабораторию и появится на полках магазинов, тем лучше. Для нас важно, чтобы не было заторов, у нас не бесконечная пропускная способность, лаборатория должна работать качественно.

Проваленная программа тестов для конкретного устройства вовсе не означает, что на нем ставят крест. Таких итераций может быть две, три, и при совместной заинтересованности «МегаФона» и производителя мы можем довести до правильного состояния практически любое устройство.

Э.М. Производители очень разные — кто-то хочет довести устройство до кондиции, кто-то пытается сделать минимум. Как различается работа с производителями?

А.Д. Чем известнее компания, тем проще с ней договориться. С большими производителями мы говорим на одном языке. Небольшие компании не так свободны в финансовых ресурсах, прислать к нам инженера — это затраты на командировку в другую страну. Выпустить новую прошивку с исправлениями — это также деньги.

Э.М. Из разговора возникает ощущение, что вы рассматриваете устройства в целом, но ведь это не совсем так? Что конкретно вы тестируете в лаборатории?

А.Д. Мы рассматриваем модем и связку чипсет-антенна, также проверяем различные пользовательские сценарии. Например, что вся индикация работает правильно. Понятно, что программа тестирования отличается для смартфона и роутера. Один и тот же тест может по-разному проходить для разных устройств. Например, у вас на дачном участке прибит к столбу роутер, который подходит для использования на улице., Не так важно, как этот роутер умеет переключаться между базовыми станциями, так как он не передвигается и закреплен на одном месте. Для смартфона это, напротив, важно.

У нас одинаковые тесты по скорости для разных типов устройств, смотрим одинаковые показатели. Так или иначе, скорость работы устройства в сети определяется категорией — Cat.4, Cat.6 и так далее. Если производитель заявляет, что он поддерживает скорость, например, до 150 Мбит/с, то эта скорость и должна быть в устройстве.

Иногда с производителями случается полемика, когда они говорят, что на реальной сети максимальная скорость, заявленная в том же Cat.6, не может быть достигнута и поэтому нет смысла на нее смотреть. Они частично правы, но если в лаборатории мы видим, что в идеальных условиях нет заявленной скорости, то это значит, что где-то что-то работает не так, и возникает задача найти эту неправильность. В коммерческой сети такое устройство будет себя вести также неправильно, наш опыт говорит об этом. Мы не можем назвать абсолютную величину скорости, с которой будет работать такое устройство в нагруженной сети, в плохом сигнале. Но мы можем точно сказать, что в сети оператора такое устройство будет работать плохо, хуже, чем должно.

Э.М. Вот посмотрите, Александр, у меня недорогой роутер со слабым процессором, модем заявлен быстрый. Получая от сети поток информации на высокой скорости, устройство не успевает ее сохранять и раздавать, буквально захлебывается. Получается, что вы никак не ловите этот момент?

А.Д. Мы тестируем в том числе и Wi-Fi. Нет никакого смысла в том, когда роутер получает из LTE-сети 300 Мбит, но не имеет возможности раздать на несколько устройств с максимальной скоростью. И это неправильно.

У нас есть отдельная Wi-Fi-сеть, отдельные Wi-Fi-точки, и мы проверяем качество связи в том числе и для Wi-Fi. Чтобы проверить работу оборудования, мы нагружаем их в течение суток, заодно можно посмотреть, как работает батарея устройства, происходит нагрев и как он влияет на скорость работы модема. Многоуровневая проверка, по результатам которой можно увидеть, что происходит с устройством под реальной нагрузкой. Мы всегда стараемся создавать условия, которые максимально приближены к реальным. Симуляция в лаборатории — это хорошо, но нужно воссоздавать реальные условия. Многие производители не проводят настолько сложные тесты, не гоняют свои устройства в таких режимах. И это позволяет ловить большее число проблем, которые затем можно исправить. Повторюсь, что наша работа заключается в том, чтобы делать устройства как можно лучше и тем самым улучшать клиентский опыт абонентов «МегаФона».

P.S. У меня в загашнике остался еще примерно часовой разговор с Александром, вычленю из него все самое интересное и поделюсь с вами в отдельном тексте. Это редкий случай, когда можно заглянуть в то, как работает радиолаборатория и чем руководствуются люди в ней, что проверяют в устройствах.