Привет.

Игра в испорченный телефон всегда подкупает своей прямотой и тем, как она выглядит со стороны. Главное, что моментально всплывают стереотипы и обсуждение начинает идти по накатанной – кругом все воруют, одни непрофессионалы, все плохо. Удивительно то, что недовольство зачастую касается даже вещей, которые в теории невозможно назвать плохими. Выделили дополнительное пособие на детей? Пытаются откупиться, а сами сидят на наших миллиардах! Ответа на вопрос, почему мифические миллиарды наши получить невозможно, нет, а любая попытка перевести дискуссию в здравое русло и убрать эмоции натыкается на озлобление: «А, так ты из этих, поддерживаешь воровской режим». Удивительно то, что эти же люди искренне считают, что всех пытаются оболванить, так как «стадом управлять проще». То, что их подход к жизни не отличается разумностью, какими-то минимальными начатками рациональности, они даже не берут в расчет.

Когда в Минцифры готовили проект перевода чиновников и работников бюджетной сферы на отечественный софт, одним из ожидаемых результатов было возмущение общественности. Людей заставляют использовать софт, который им неудобен, возможно, непопулярен и хуже, чем аналоги, которые есть на рынке. Собственно, реакция и была таковой, возмущению не было предела, а вывод, который сделали, однозначно указывал, что это освоение бюджета, строительство никому не нужных потемкинских деревень. Один учитель написал в родительском чате следующее: «Не волнуйтесь, нас заставят переходить на что-то отечественное, но мы будем с вами общаться здесь, ничего не изменится». Герой цифрового сопротивления, имя которого останется неизвестно широкой публике. Давайте отбросим в сторону эмоции и попытаемся понять, что хотят сделать в России и насколько такой подход оправдан.

Поговорка «кто девушку ужинает, тот ее и танцует» как-то забывается, когда мы говорим о государстве и его интересах. Чиновники, работники бюджетной сферы привыкли к тому, что государство не обращало внимания на многие аспекты их жизни в прошлом и они могли выстраивать свою цифровую жизнь как угодно. Например, несколько лет назад в школе моего ребенка был зоопарк из средств связи и того, где работали учителя:

  • Электронный дневник (сделан государством);
  • Онлайн-платформа, включая дистанционное обучение (также государство);
  • WhatsApp-группы для общения учителей и родителей, отдельно родительская группа (инициатива родителей и учителей);
  • Telegram-группа (дублирует группы выше, но не прижилась широко);
  • Zoom (отдельные уроки по выбору учителей);
  • Skype (внеклассные занятия, видеозвонки).

Интересно, что возмущение сегодня вызывает то, что тем же учителям запретят общаться в WhatsApp, Telegram, заставят перейти в некий отечественный мессенджер, которого де-факто не существует («ТамТам» не в счет, как и несколько других наработок). Попытка узнать, как выглядит подобный запрет, натыкается на непонимание – запретят и все, нельзя будет. Но мало запретить, нужно как-то контролировать эти запреты, регулировать этот вопрос. И тут нужно разделять личное и общественное, так как это две совершенно разных истории. Запретить кому-либо использовать любой софт, например, тот же Telegram, невозможно. Это хорошо видно на фоне попыток запретить Telegram в России, того, как его якобы пытались заблокировать. Многие чиновники не обращали внимания на эти запреты и продолжали пользоваться приложением, например, так поступал Дмитрий Песков, пресс-секретарь президента России. И помимо него таких людей были тысячи, если не больше. Формально нельзя, но пользуются, так как это удобно.

Другое дело, что использовали Telegram для личных целей, никто не строил на его основе корпоративные системы связи, не встраивал в работу компаний. Ровно та же история с любыми организациями, которые содержит государство, для работы будет предлагаться отечественный софт, а вот личное использование других приложений будет делом каждого. Тут нет никакой попытки загнать всех в несколько приложений и использовать только их и ничто другое.

Как-то совсем забылось, что государство оплачивает работу бюджетных организаций, чиновников и, соответственно, может и должно выдвигать определенные требования по организации труда, в том числе такие требования должны касаться программного обеспечения. Того, что вы можете использовать, а что не можете. И то, что в России этим озаботились, у меня вызывает только положительные эмоции. Причина банальна, мы уйдем от зоопарка решений, когда выбираются те или иные приложения исходя не из реальной потребности, а из того, что посоветовал какой-нибудь мальчик Ваня, который так хорошо разбирается в компьютерах. Нужны стандарт и единый подход, который гарантирует единое информационное поле, одинаковые умения для всех сотрудников бюджетной сферы.

Безусловно, рынок отечественного софта – это рынок больших возможностей, за такой софт государство, так или иначе, платит. И это прямые потери для Microsoft, Zoom и других компаний, которые делают аналогичные решения. Напомню, что у нас все еще действуют санкции, которые зачастую не позволяют официально приобрести тот или иной софт, например, в Крыму. Мы обсуждаем рынок, на котором есть деньги, но это деньги государства, вкладываемые в те или иные организации, их закупки. Ежегодно на IT-сферу государство тратит десятки миллиардов рублей, часть из них приходится на софт, он составляет незначительную долю от расходов на железо. Но это все равно лакомый кусочек.

Можно придерживаться той же схемы, что была в 90-е годы, шиковать и покупать зарубежное ПО, не развивать ничего своего. Но эта модель тупиковая, она не позволяет развиваться, не возникают рабочие места, не появляются программисты с новыми и качественными умениями. Деньги фактически вытекают из страны и никак в ней не задерживаются.

При использовании отечественного ПО это усиление разработки на местах, как создание рабочих мест, так и увеличение налогооблагаемой базы в каждом из аспектов. И мне близок такой подход, так как зачастую чиновники и бюджетники – это корпоративный сектор, они не вольны в выборе средств производства, инструменты заказывает владелец, тот, кто все оплачивает, и у нас это государство.

В силовых ведомствах актуален вопрос безопасности, то есть использование открытых, не защищенных никак мессенджеров и другого софта должно быть по умолчанию запрещено, так как это требование информационной безопасности. За теми же учителями никто не будет следить так пристально, но использовать получаемые данные для формирования цифровых отпечатков, дополнения информации можно, и это тоже косвенная утечка, которой можно избежать. Но тут главное – все-таки экономика, информационная безопасность просто идет в комплекте.

Ошибочным выглядит суждение, когда сотрудники бюджетных организаций считают, что они вольны в выборе инструментов для работы. Не могу представить ни одну американскую корпорацию, где существует вольница в выборе программного обеспечения. Нельзя прийти в Microsoft и сказать, что вы хотите пользоваться текстовым редактором от прямого конкурента, требуете его купить, так как качество MS Word вам кажется низким либо вы не привыкли к нему. Везде свои правила, свой набор приложений, мне искренне неясно, почему сотрудники бюджетной сферы считают себя исключением из правил, людьми, что должны формировать свои правила игры. С какого перепугу такое должно происходить?

Возвращаясь к примеру со школой, могу сказать, что наше общение с учителями будет происходить в тех приложениях, что нам удобны. И такое общение никак не регламентируется, никто не загоняет нас в рамки использования конкретного приложения. А вот как будут общаться учителя между собой, в каком приложении, где будут получать задания от директора школы, вести отчетность, нам все равно, впрочем, как и учителям. У них будет инструмент, и они смогут его адаптировать под себя.

Еще один довод, что подкрепляет позицию тех, кто по жизни против, это качество российского софта. По их мнению, он ужасен и пользоваться им невозможно в принципе. Каждый раз я пытаюсь понять, что именно ужасно и не работает, каким софтом пользовались люди.

Например, я постоянно пишу тексты, не создаю книги, не верстаю что-то сложное. Текстовый процессор должен обладать минимальными функциями, нет никаких особых требований, а большая часть функций не задействуется мной никогда. Попробовал текстовый процессор «Мой Офис», в этом пакете приложений есть все, что нужно для комфортной жизни. Да, он не называется MS Office, но особых трудностей в работе я не испытал, стоимость для компаний вполне адекватна. И это российский продукт. Возможно, не такой привычный, как MS Office, но переучиться можно за считанные часы. И тут возникает вопрос, откуда все эти стенания по поводу плохого софта, ведь получается, что это также стереотип, который не подтверждается ничем.

Мы живем в плену различных стереотипов, каждый из которых диктует восприятие реальности. Но в этом небольшом материале мы разобрали несколько из них. Например, уверенность сотрудников организаций, которые содержит государство, что они могут сами выбирать свои рабочие инструменты, нет никаких правил. И мне это непонятно. Уверенность людей, что российское автоматически означает плохое (ребята, вы серьезно? посмотрите вокруг, многие российские товары уже таковы, что ничего другого не нужно, и их становится все больше и больше).

Кривая испорченного телефона завела так далеко, что Минцифры даже опубликовало комментарий к проекту, чтобы успокоить общественность и убедить в отсутствии желания заставить всех пересесть на что-то отечественное: «Минцифры России прокомментировало требования об использовании российского пакета приложений, обратив особое внимание, что они касаются только рабочего взаимодействия чиновников и работников бюджетных организаций. Распространять эти требования на другие категории граждан и организации не планируется.

Это связано прежде всего с тем, что зачастую именно в таких коммуникациях происходит обмен служебной информацией, содержащей конфиденциальные сведения и персональные данные граждан. Это касается электронной почты, чатов, а также групповых видео и голосовых конференций. 

В связи с этим необходимо защитить соответствующие данные и гарантировать отсутствие несанкционированного доступа к ним. Сейчас такие коммуникации ведутся в основном в бесплатных, в том числе зарубежных, облачных сервисах, не обеспечивающих необходимый уровень безопасности передаваемой информации.

Для корпоративных лицензий существуют значительные санкционные риски запрета на поставку в организации госсектора зарубежных программных продуктов, как это было с сервисами Zoom или отказом Microsoft продлить использование своих лицензии МГТУ им. Баумана. В связи с этим принято решение о реализации в качестве альтернативы используемым решениям единой коммуникационной платформы, сервисы которой будут бесплатно доступны государственным организациям.

При этом не планируется разрабатывать такую платформу с нуля, на рынке существует несколько российских корпоративных решений для поддержки рабочего взаимодействия соответствующего уровня, включающих все необходимые функции и приложения. Уже существует успешный опыт их внедрения в крупных компаниях и корпорациях».

Как по мне, так должны существовать правила, которые должны соблюдаться всеми. А если хотите устанавливать свои законы, то создавайте компанию и пишите те правила, что вам близки. Не так ли? Или нужна вольница для всех? Что вы думаете на этот счет?