Изображение Эвана Бласса

Перед началом продаж, перед первыми обзорами серийных Google Pixel 6 и 6 Pro ведущие IT-издания, как это водится, поделились с общественностью своими сладкими грезами, которые привиделись им под аккомпанемент шепота маркетологов Google. С удивлением наблюдал, как вульгарный наплыв блока камер превозносился как дизайнерский изыск, читал рассуждения на тему того, что «вот теперь-то Google Pixel-ы всем покажут», как Pixel 6 Pro унизит и накажет конкурентов, и много чего еще, жутко похожее на камлание шаманов, желающих изменить объективную реальность, в которую они встроены, звуковыми волнами своего речевого аппарата. Раз уж мы заговорили про мобильное фото, то давайте вспомним, в каком положении стояли последние Pixel перед появлением шестого поколения. Для этого приведу отрывок перевода вот этой статьи, опубликованной на XDA, которая мне очень понравилась своей объективностью в первой части и совсем не понравилась во второй, грезящей о несбыточном.

Обзор камеры Google Pixel 6 Pro: оборудование, которое наконец достойно интеллектуального блока Google.

С момента своего появления телефоны Google Pixel ввели принцип приоритета программного обеспечения над аппаратным оборудованием. Эта философия применялась ко всем функциям смартфона, но это было особенно заметно при фотографировании, где прошлые Pixel изо всех сил старались избежать новых тенденций в области обновления фотомодулей как таковых. Когда в 2017 году многие производители телефонов начали добавлять к основной камере еще два и даже три специализированных фотомодуля, Google оставила только один. Когда даже компания Apple, известная своим консерватизмом, предложила ультраширокий датчик в 2019 году, Pixel 4 сказал: «Нафиг» (в оригинале используется русское ругательство, плотно засевшее в умах специалистов мировой IT-индустрии. — Прим. пер.). Год спустя, в 2020 году, когда бренды Android участвовали в гонке вооружений по размеру сенсора, компания Google решила не напрягаться при создании Pixel 5 и переработала тот же сенсор Sony IMX363, использовавшийся со времен Pixel 3.

По своей сути идея Google заключалась в том, что «наше программное обеспечение настолько хорошо обрабатывает изображения, что нам действительно не нужно современное оборудование». Поначалу это работало, и работало очень хорошо. Первые два-три поколения Google Pixel бесспорно были одними из лучших камерофонов на момент выпуска. Благодаря волшебству машинного обучения от Google, первые Pixel предлагали безупречный HDR, реалистичное цифровое боке и лучший в отрасли ночной режим. Но даже самое передовое программное обеспечение в мире (которое, вероятно, предлагает Google) не может преодолеть посредственное оборудование и его старение, тем более что конкуренты, такие как Apple, Samsung, Huawei и многие другие, пошли по стопам Google, отдавая приоритет компьютерной фотографии, одновременно обновляя аппаратное оборудование камер.

Такая политика привела к тому, что после выхода Pixel 4 камеры от Google перестали лидировать в списках авторитетных рейтингов. Возможно, что это случилось даже чуть раньше, когда камеры Pixel 3 уступили трон Huawei Mate 20 Pro, но это спорно.

Ночной снимок, сделанный на до сих пор актуальный Huawei Mate 20 Pro

После очевидного провала компания Google наконец-то почувствовала неладное и постаралась исправить ситуацию в поколении Pixel 6 и 6 Pro, что мы и наблюдаем в виде значительного обновления аппаратной начинки. Но, конечно, обновление аппаратного обеспечения камеры не означает, что Google отказалась от своей философии «вычислительная фотография — это король». Это новое аппаратное обеспечение камеры просто дополняет программное обеспечение Google для обработки цифровых изображений с машинным обучением, которое само по себе получило большой аппаратный импульс в виде новой специально созданной Tensor SoC.

Главный вопрос, ответ на который хотят знать все, звучит так: «Вернет ли Google Pixel 6 Pro трон лучшего камерофона?» Ответ не так прост, потому что в наши дни цифровая фотография очень популярна и конкуренты не стоят на месте. Давайте рассмотрим камеры Pixel 6 и 6 Pro поближе.

Google Pixel 6 Pro: аппаратное обеспечение камеры

Обновленное аппаратное обеспечение камеры Google Pixel 6 Pro возглавляет 50-мегапиксельный датчик Samsung, GN1 с размером пикселя 1,2 микрон и размером матрицы 1/1,31 дюйма. Это огромный скачок по сравнению с предыдущим сенсором Sony IMX363, который Google использовала начиная с Pixel 3 и вплоть до Pixel 5a. Также Pixel 6 Pro впервые в серии получил зум-объектив Periscope, который без потерь осуществляет 4-кратный оптический зум.

Эти аппаратные улучшения огромны. Датчик изображения GN1 имеет значительно большую площадь, чем Sony IMX363, что означает, что он может естественным образом воспринимать намного больше света, а также создавать более натуральное боке за счет меньшей глубины резкости.

Сравнение площади матриц основных камер Pixel 5А и Pixel 6 Pro.
Изображение XDA

Подпись: Сравнение площади матриц основных камер Pixel 5А и Pixel 6 Pro.

На этом отрывок статьи заканчивается.

Продолжаем разговор

Итак, перед началом продаж Google Pixel 6 и 6 Pro смартфоны компании Google уже не воспринимались как фотофлагманы, вернуть былое могущество и были призваны новые гуглофоны. Иными словами, предыдущие камеры Pixel стояли на посредственном уровне (за свои деньги). Несмотря на все заявления и обещания, «дополненная реальность» ПО Google для камер, работающая на устаревшем железе, «не тянула». После начала продаж, после первых тестов и обмена впечатлениями внезапно оказалось, что новые камеры Pixel, несмотря на 4-кратное увеличение площади датчика, в лучшем случае не уступают уже находящимся в продаже флагманам других производителей. Наиболее точную и объективную оценку камер новых Pixel, несмотря на критику ресурса, раздающуюся снизу и никогда сверху, дала лаборатория DxOMark, фактически уничтожившая все шаманские песни о превосходстве:

А окончательные надежды Google на лидерство (лично для меня) похоронило недавнее слепое сравнение камер GALAXY S21 ULTRA и Pixel 6/6 Pro в сцене «Рыбный прилавок», где меня искренне поразил выбор большинства в пользу Pixel. Не знаю, чем руководствовались те люди, которые выбрали желтый снег лед и тухлого осьминога (а может и кальмара), но так произошло, любители сюрстрёмминга победили:

Негодование вызвано непониманием некоторыми простой вещи – фотографии рыбы в такой тоновой палитре никогда не попадут в рекламу, их не будут публиковать в газетах, они не появятся в инстаграмах поп-див с миллионами подписчиков и следящими за качеством наемными художниками-оформителями. Даже те люди, которые выбрали неправильного осьминога, даже они, взглянув вновь на фотографию спустя какое-то время, удивятся своему выбору. И тут встает вопрос об ИИ Google для камер – знал ли он, что фотографирует рыбу? Ответ очевиден – нет, они применили встроенный профиль настроек, созданный для закрытых помещений с искусственным светом, одинаковый для осьминога и швабры. Именно по этим причинам, в том числе, Pixel 6 на данный момент сильно уступает iPhone и азиатам в лице Xiaomi и Huawei, которые демонстрируют более взвешенный подход в игре со светом. Камеры Pixel 6 и 6 Pro сейчас делают то же самое, в чем еще недавно обвиняли флагманы Huawei, употребляя эпитеты «о мои глаза» и «вырвиглазно», они «ядовитят» цвета. Сравним текущие возможности камер Google Pixel 6 с лидером DxOMark Huawei P50 Pro:

Победа Huawei с огромным отрывом очевидна

Иначе как полным разгромом Pixel это и не назвать, учитывая, помимо невнятных алгоритмов анализа освещенности (серый цвет вместо белого), еще и проблему более низкой детализации, которую в Google решают «размазыванием» и цветовым заполнением. Впрочем, так делают все, и снимки того же Huawei P50 Pro покажутся ущербными через 10 лет.

Заключение

Смартфоны Google Pixel 6 и 6 Pro только появились на рынке, ПО в них еще сырое, многие недочеты устраняются прямо сейчас, и исправления летят одно за другим. Коснется ли это камеры? Смогут ли программисты Google вытянуть из датчика Samsung GN1 еще хоть что-то? Поживем – увидим, а пока что похвастаться Google нечем. Но и винить компанию в этом не стоит, на рынке около десяти моделей смартфонов с датчиком GN1, и их совсем не видно в первых строчках DxOMark.

Напоследок хотелось бы немного развеять печальную картину и рассказать о первом негативном столкновении судебной системы с новыми технологиями цифровой фотографии и визуализации. На Mobile-Review и в комментариях мы все и уже не первый год упоминаем тот факт, что в итоговой фотографии мы не видим те самые объекты, которые фотографировали. Они перерисованы алгоритмом, а во многих случаях отдельные детали попросту дорисованы, их нет на самом деле. Например, это происходит со съемкой Луны с поверхности планеты, без обработки ПО ее просто не получится сфотографировать в деталях на смартфонную оптику. Наверное, подобными соображениями руководствовался судья округа Кеноша (город на севере США) Брюс Шредер, который запретил государственному обвинителю Бингеру при демонстрации фотографий с его iPad увеличивать изображение щипковыми жестами. Это произошло после замечания защитника Ричардса о том, что при увеличении изображения на экране iPad ПО Apple показывает не то, что есть на самом деле, а то, что оно считает, что есть.

Мир катится в пучину цифровой фантазии, которая проявляется после обработки ПО цифровых фотографий. На этом фоне не пора ли перестать называть цифровые снимки «фотографией»? Не пора ли начать употреблять термин «картина, которую нарисовал пейзажист Huawei», «портретист Samsung» и «кубист Digma»? Раз уж мы получаем не то, что видим?