Привет.

Одно из самых громких медийных событий – это прогремевшее решение московского арбитражного суда о запрете платежного сервиса Samsung Pay, так как он нарушает патент швейцарской компании, хотя сам патент оформил гражданин России. Абсурдной ситуация кажется многим, но это только одна из сотен историй, что разыгрываются в российских судах, сегодня многие наши соотечественники переняли моду на изобретения и получение патентов на них. Современные Кулибины не пропадают днями в мастерских или лабораториях, не сидят за компьютерами круглые сутки, чтобы написать какой-никакой код. Наши современники нашли другую золотую жилу, они получают патенты на то, что изобретено до них другими людьми и компаниями. Это беспроигрышный вариант, игра, в которой невозможно проиграть. Вся работа за вас уже сделана, а вам остается только правильно оформить плоды чужих трудов.

На Западе есть устоявшийся термин «патентный тролль», он обозначает человека или компанию, которые не производят ничего, не разрабатывают устройства, но зарегистрировали патенты, описывающие ту или иную функцию, техническую реализацию чего-то. В этом бизнесе есть как большие акулы, что выбирают себе в качестве жертв жирные корпорации, так и отдельные персоны, что решают сорвать джекпот, стать миллионерами за чужой счет. Специфика патентного права вне России такова, что для эффективной защиты ваших интеллектуальных прав на изобретение вам нужно в идеале получить патенты в США, Европе и Японии. За счет соглашений набор патентов на одно и то же изобретение перекрывает большую часть рынков, что создает необходимый минимум для юридической защиты своих инвестиций. Долгие годы Китай стоял особняком, так как западные патенты признавались местным судом неохотно, равно как и интеллектуальная собственность считалась чем-то надуманным, правоприменительная практика была не в пользу больших компаний. Но как с развитием собственного бизнеса внутри Китая, так и с его экспансией на внешние рынки стало необходимым соблюдать патентное право, так как многие страны могли задействовать принцип симметрии. Плюс такие компании, как Huawei, DJI и другие, стали активно получать патенты вне Китая, использовать свое патентное портфолио для получения лицензионных отчислений. Китай стал постепенно смещаться в сторону применения западных подходов в патентном праве.

Россия в области патентов стоит особняком, нам в прямом смысле досталось тяжелое наследие СССР. Напомню, что противостояние СССР и Запада происходило во всех областях, включая патентное право. Промышленный шпионаж был не просто развит, а поставлен на поток, причем воровали чужие наработки обе стороны и делали это успешно. Отсутствие взаимных соглашений в области права, закрытость СССР – все это создавало идеальные условия для успешной адаптации чужих наработок на советской земле.

Достаточно вспомнить, что серия компьютеров ДВК, которая производилась в СССР с 1983 по 1990 год, была полностью скопирована с американских машин. Внутри операционная система ДЕМОС (Диалоговая Единая Мобильная Операционная Система), она работала на BSD Unix, хотя специально для нее написали комплект собственных прикладных приложений.

Успешно копировали все наработки, что были доступны на рынке, например, в СССР Apple II превратился в АГАТ-7 и даже был частично совместим со своим прообразом. Копировали ZX Spectrum, аналоги домашних ПК под названием «Байт» выпускались долгое время. Создавали клоны процессоров Intel, утащили «мышку» для управления компьютером и, чтобы никто не догадался, назвали ее манипулятором «Колобок». Название не прижилось, так как слово «мышка» точнее отображало суть устройства, плюс имелся хвостик в виде провода. Пожалуй, компьютерные технологии наиболее ярко подсвечивали переток чужих изобретений, а также получение патентов на них в СССР, у нас были десятки тысяч изобретателей. Уничтожить это поле чудес можно было одним махом – договорившись уважать чужую интеллектуальную собственность и следовать международным соглашениям. В 90-е годы этот вопрос неоднократно поднимался перед правительством России со стороны западных стран, они хотели, чтобы им развязали руки и позволили охотиться за российскими компаниями, которые нарушают их патенты. Даже грубые оценки экономического эффекта показывали, что начнется вакханалия, как сказал в те годы один из министров, «с нас снимут последние штаны, и будем мы голенькие стоять на морозе, СССР крал технологии десятилетиями, а нам платить?». Одним словом, пойти на такой необдуманный шаг никто не мог, поэтому существующий статус-кво сохранили.

Быть настоящим изобретателем в России очень невыгодно, впрочем, то же самое можно сказать про любого человека вне корпоративного мира, когда за получение патента вы платите из своего кармана. Например, в России стоимость патента на изобретение составляет около 28 тысяч рублей (это официальная цена), но добавьте сюда проверку вашего изобретения на оригинальность, заполнение документов и ведение вашего дела, и сумма увеличится до 45-60 тысяч рублей. В среднем именно такие деньги нужно отдать за получение патента в России. Но его действие будет ограничено только нашей страной, нигде в мире российские патенты де-факто не признаются и не принимаются в рассмотрение. Мы как страна не отвечаем симметрично и при рассмотрении патентных споров зачастую ссылаемся на существующие патенты в США и Европе, меньше – из стран Азии (думаю, банально стоит языковой барьер).

Теперь давайте рассмотрим получение патента в USPTO, то есть в США. Расценки, которые вы можете найти в сети, сулят, что нерезидент может подать документы, не прибегая к услугам юриста, стоимость оформления заявки начинается от 3 000 долларов. Но это очень лукавые цифры, так как подобные заявки должны быть правильно оформлены, юристы необходимы, чтобы проверить чистоту вашего изобретения (иначе отказ, и вы просто теряете деньги). Также можно распространить действие американского патента на Европу, что крайне удобно. В зависимости от области, сложности патента его реальная стоимость составит 35-50 тысяч долларов, изобретения в области IT тяготеют к цене в 50 тысяч и выше.

Как вы понимаете, есть большая разница между патентами в Америке и России, они отличаются по стоимости для изобретателя. Для корпораций получение патентов – рутина, они размещают ежегодно десятки тысяч заявок, что составляет большой бизнес для них. Но учтите, что они на патентах зарабатывают, тут нет необоснованной траты денег. Настоящий изобретатель из России или другой страны мира вынужден искать инвесторов, тех, кто поможет продвинуть его изобретение и защитить его. Мир технологических корпораций устроен таким образом, что обход патентов стал своего рода спортивным состязанием, в котором важна не сама возможность обойти конкурента, а то, за сколько вы это сделаете. И тут важно уметь запугивать других игроков, создавать видимость того, что у вас на руках намного лучшие карты, чем есть на самом деле.

Историей, которую я люблю приводить как пример такого запугивания, является патент на жесты на экране смартфона или другого устройства, когда вы можете одновременно прикасаться к дисплею в разных точках, например, увеличивать или уменьшать фотографию. Патенты на данную технологию в 90-е годы получил целый ряд компаний, каждая из них пришла к этому своим кружным путем. Нет какого-то единого патента на такой способ управления, везде есть определенные нюансы. Одним из ключевых патентов является документ от Nokia, компания активно исследовала возможности будущих устройств, инвестировала деньги в это направление. Та же Samsung получила соответствующие патенты намного позднее, когда описание наработок от Nokia стало публичным (они применили старый трюк, обошли патент конкурента, изменив некоторые детали изобретения).

Но что случилось с практическим применением этой технологии? Мультитач стал фирменной фишкой iPhone, а другие компании, выпускающие Android-смартфоны, не могли получить ее пару лет. Причем вначале Google добавила поддержку мультитач для всех рынков, кроме США, а через полгода добавила поддержку и для родного рынка. Это время ушло на работу юристов, которые выверяли каждый шаг и выясняли как можно обойти патенты Apple, а также FingerWorks, компании, которую приобрела корпорация еще в 2005 году ради мультитача. Многие искренне считали, что Apple выступают пионерами и изобрели мультитач, что никогда не было правдой. На рынке были десятки патентов от разных компаний, причем многие подкреплялись существующими прототипами, технология не была создана с нуля. Говоря о пути Apple в области интеллектуального права, достаточно вспомнить, что само слово iPhone принадлежало Cisco и компании стали договариваться о его передаче уже после анонса первого телефона Apple. Стив Джобс умел убеждать другие корпорации, равно как и запугивать их.

Патентные тролли и их поход за чужими деньгами

Необходимо понимать, что получение патента зачастую не предполагает наличия у вас на руках чего-либо, кроме идеи. Например, вы можете зарегистрировать идею того, что ваш смартфон проецирует в воздух объемное изображение человека, который разговаривает с вами. Сложнейшая на данном этапе развития технология, но вы вольны получить на нее патент. Обычно срок действия патента исчисляется десятилетием, дальше вы его продлеваете или забываете о нем. Тут важно отметить, что регистрировать патент имеет смысл в момент, когда технология из умозрительной становится более-менее реальной, причем это верно как для патентных троллей, так и для компаний, которые в действительности разрабатывают технологию. К слову сказать, патентов, описывающих объемное, проецируемое в воздух изображение человека, уже более нескольких десятков, реальных прототипов за ними нет.

В России было несколько периодов патентного стяжательства, когда «изобретатели» получали патенты на что-то и отправлялись за легкими деньгами в компании. Например, в конце 90-х на рынке появились кнопочные телефоны с подсветкой клавиатуры синего цвета. Первой компанией стала Siemens, в Samsung добавили подсветку не только клавиатуры, но и экрана (модель R200). Российский «изобретатель», недолго думая, зарегистрировал патент на синий цвет подсветки, долго и упорно пытался получить деньги с компаний, которые нарушали его права. Здравый смысл возобладал, юристы компаний не получили ровным счетом ничего. И таких анекдотических ситуаций можно вспомнить множество, например, утверждается, что нельзя пройти проверку Роспатента, если вы предлагаете зарегистрировать что-то обычное, например, автомобиль. А как быть с бутылкой?

Патент под номером 2 139 818, зарегистрированный в 1999 году, описывает изобретение «сосуда стеклянного», компания, которая совершила этот легендарный прорыв, – ООО «Технополис». Юристы этого ООО требовали со всех производителей соков и напитков не менее 0.5% от их оборота, так как в России последние нарушали их патент, и с юридической точки зрения все было именно так. Действия компаний в таких ситуациях всегда одинаковы, доказывать нужно ничтожность патента, чтобы его аннулировали. В результате палата по патентным спорам аннулировала этот патент.

В конце 90-х — начале нулевых стало популярным получать патенты и пытаться пощипать корпорации на российском рынке. Подогревался интерес патентных троллей описанием схем, по которым можно зарабатывать миллионы и ничего не делать. Выдуманные журналистами и чисто умозрительные схемы многими принимались за чистую монету. На целое десятилетие этот вид бизнеса исчез, но потом вновь возродился, так как кто-то из журналистов раскопал эту тему и понеслась волна перепечаток. В России начиная с 2012 и примерно до конца 2014 года появилось множество “изобретателей”, которые получали патенты как горячие пирожки. Обычно они регистрировали полезную модель, которую подсмотрели у больших корпораций, причем показывали полное незнание предмета.

Типичным представителем той плеяды дел можно назвать иск московского жителя Владимира Шумилина против компании Samsung. В первую волну патентных регистраций Владимир Шумилин придумал, что в смартфоне можно использовать две SIM-карты, описал свое изобретение как полезную модель. Регистрация патента состоялась 8 октября 2002 года. В 2013 году Шумилин неожиданно узнает, что его права нарушаются, начиная с 2007 года на рынке присутствует линейка DUOS. Это также типичная история в таких делах, «изобретатель» ждет, когда продажи станут заметными, чтобы выставить большой счет. В первоначальном иске представитель Шумилина утверждал, что последний узнал о попрании своих прав только что (2013 год!), а заодно подсчитал, что на рынок уже поставлено 1.5 млн телефонов Samsung с двумя SIM-картами, то есть размер компенсации должен составить 334 млн рублей (почти 11 млн долларов по тому курсу). Иски к другим компаниям Шумилин не подал на тот момент, целью была только Samsung.

История типичная и выглядит отличным описанием схемы. Получается патент на полезную модель, потом нужно дождаться, когда на рынке будет продано заметное число устройств, и обращаться в суд. У многих патентных троллей расчет на то, что большим корпорациям дорого судиться и им проще договориться и заплатить какие-то отступные. Принципиальных людей в мире большого бизнеса не так много, зачастую считается, что проще договориться. Примером может выступать иск Information Protection and Authentication of Texas против «Лаборатории Касперского» в США, а также десятка других компаний, среди которых Microsoft, Symantec, Novell, McAfee и других. По всем признакам это была атака патентного тролля, но практически все, кроме «Касперского», подписали патентное соглашение и заплатили, а вот «Лаборатория Касперского» воевала из принципа, чтобы через три года выиграть суд. Расчет строится вокруг того, что многие просто заплатят, чтобы не связываться с тратами на юристов.

Проблема патентного права в том, что нападающие на корпорации патентные тролли не несут никакой ответственности, у них нет бизнеса, который может пострадать, у них нет никаких значимых активов. Как результат, их проигрыш в суде не принесет им ровным счетом никаких проблем, а в случае выигрыша они срывают джекпот.

Вернемся к Шумилину и его патенту на двe SIM-карты. В Пресненском суде Москвы, где рассматривалось это дело, каждая сторона предоставила заключения экспертов. Так, эксперт со стороны Шумилина утверждал, что в предоставленных образцах телефонов «использованы все признаки формулы полезной модели». Юристы от Samsung предоставили другую экспертную оценку.

Дело рассматривали 27 августа 2013 года, судья Татьяна Печенина отказалась взыскивать с Samsung компенсацию в пользу Шумилина и обязала его возместить корейской компании 25 000 руб. расходов на проведение экспертизы. Экспертизу от «пострадавшей» стороны она оценила вот так: «Допущены ошибки в применении правовой базы экспертизы, само заключение не обладает полнотой, в нем имеются необъяснимые в техническом плане противоречия».

Последовала апелляция в Мосгорсуде, где Шумилин пытался доказать, что судья выполнила свою работу плохо, в частности, она должна была запросить объем импорта телефонов с двумя SIM-картами, чтобы правильно рассчитать ущерб и компенсацию. Судья Александр Пильгун вынес следующий вердикт: «Учитывая, что суд пришел к выводу о недоказанности требований [Шумилина] о нарушении его прав, основания для обязания ответчика предоставить сведения о количестве ввезенной в РФ продукции и объеме выручки, полученной от продаж такой продукции, отсутствовали». А вот про экспертизу, предоставленную Шумилиным, там же: «Никаких доказательств, дающих основание сомневаться в правильности и обоснованности экспертного заключения, истцом не представлено. Выводы эксперта последовательны и не противоречивы. Поэтому доводы жалобы о необоснованном отказе суда в назначении повторной экспертизы несостоятельны».

Типичный пример, когда схема работы патентов почерпнута из литературы, а даже как устроены аппараты с двумя SIM-картами, человек не знал, он творил на основании общеизвестной информации. Например, сегодня в России популярно патентовать наработки, связанные с автопилотами машин, но не ищите там «Яндекс» и других игроков, наши Кулибины уже все изобрели за них и строчат патентные заявки десятками.

Еще одно красивое дело из того же временного промежутка. Предприниматель Арташес Икономов зарегистрировал в общей сложности три десятка патентов, один из них на устройство «Мобильный телефон с экстренной связью» (номер патента – 141791, номер заявки – 2013155551). В ноябре 2019 года компания Apple обратилась в суд по интеллектуальным правам, чтобы признать этот патент недействительным.

Этот патент был получен в 2013 году, в нем описывается мобильный телефон со специальным модулем связи, он может отправлять SMS или сообщение электронной почты на заранее записанный номер или почту, а также передает координаты устройства. Напомню, что экстренные сообщения появились впервые на кнопочных телефонах Samsung во времена задолго до смартфонов и патент Икономова описывал де-факто их.

Процитирую издание CNews, где описан Арташес Икономов и его деятельность:

Арташес Валерьевич Икономов – это российский бизнесмен, родившийся, по информации с его личной страницы в Facebook, в Ереване (Армения) и в настоящее время проживающий в Лондоне (Великобритания). По данным «Контур фокуса», в период с 2003 по 2009 г. он или его полный тезка зарегистрировал в Москве и Амурской области в общей сложности шесть ООО с уставным фондом от 10 тыс. руб. до 16,7 тыс. руб. Лишь одно из них («Медиа Брок») в той или иной степени имело отношение к ИТ (род деятельности – розничная торговля, осуществляемая через телемагазины и компьютерные сети (электронная торговля, включая интернет). Все шесть компаний на момент публикации материала были ликвидированы.

Как сказано в «Контур фокусе», Икономов трижды регистрировал ИП – в 2004 и 2009 гг. (ликвидированы, основной вид деятельности – сдача внаем собственного недвижимого имущества и торговля) и 25 января 2019 г. (существует, зарегистрировано в Москве).

У действующего ИП Икономова шесть видов деятельности: аренда интеллектуальной собственности и подобной продукции, кроме авторских прав; разработка компьютерного программного обеспечения; деятельность, связанная с использованием вычислительной техники и информационных технологий; аренда и управление собственным или арендованным недвижимым имуществом; деятельность агентств недвижимости за вознаграждение или на договорной основе, а также деятельность в области художественного творчества. По состоянию на 10 июня 2020 г. чистый убыток его ИП составлял 331 тыс. руб.

Ничто в биографии этого человека не выдает в нем изобретателя или человека, хоть как-то связанного с миром технологий, вы не находите это странным? И таких историй очень много, они поставлены на поток, просто не все привлекают наше внимание.

Первоначальные требования были таковы: «Икономов А.В. обратился в суд с иском к ООО “ЭППЛ РУС”, просил суд запретить предлагать ответчику к продаже и подавать мобильные устройства (смартфоны) IPhone с функцией “Экстренный вызов –SOS”, в которых незаконно использована полезная модель по патенту № 141791.

Обязать ответчика изъять из оборота предлагаемые к продаже и продаваемые
контрафактные изделия- мобильные устройства (смартфоны) IPhone с функцией

“Экстренный вызов –SOS”, в которых незаконно использована полезная модель по патенту № 141791, и уничтожить их за счет ответчика».

Интересно, что иск к Apple был проигран, так как аналогично случаю с Шумилиным описание полезной модели не соответствовало существующей реализации функции SOS на iOS, что и было доказано. Проблема всех подобных историй в том, что патенты максимально обтекаемы, так как люди просто не понимают сути технологий и того, как все это устроено. Их задача – не создать технологию, а получить патент – а это совсем разные истории.

Свежая история ровно такая же, швейцарская компания «Сквин СА» получила патент, оформленный на жителя России, она подала в суд на российский офис Samsung за нарушение своих интеллектуальных прав (патент №2686003). Решением арбитражного суда де-факто запрещается ввоз и продажа устройств с Samsung Pay, что в России ставит эту систему вне закона. Но описание патента равно применимо к Google Pay, Apple Pay и другим платежным системам, просто к ним не были поданы иски. Интересно, что патент был подан в декабре 2013 года, хотя действует намного раньше. Но это не играет какой-то особой роли, так как суд рассматривал именно соответствие претензий патенту, но не рассматривал сам патент. Следующий шаг – это обжалование решения, а затем суд по признанию патента недействительным. Считать, что этот случай станет чем-то особенным, точно не стоит, пока таких предпосылок нет. Описанные выше истории ровно такие же, слеплены по тому же канону. Громкие заголовки – это отлично, но на деле никакого запрета на Samsung Pay нет, а в этом деле затронуты интересы слишком многих компаний, чтобы этот патент в конечном итоге остался действительным. И если по какой-то случайности это произойдет, то дело быстро приобретет политическую окраску, что никому не нужно.

Все эти истории показывают, что патентное право в России явно не работает как должно, что, впрочем, вполне применимо и ко всему миру. Институт патентов разрушается, многие пользуются лазейками в нем, чтобы заработать на несовершенстве системы. Воспринимать патентных троллей как явление можно и нужно, но считать, что они что-то изобретают, нельзя. Это попытка нажиться на чужих мыслях, работе и так далее. В большинстве случаев такие попытки заканчиваются фиаско, выигрывают единицы, и получают они небольшие деньги, если мы говорим про российский рынок.