Привет.

Политика влияет на наши жизни, и в этом никого не нужно убеждать, оглядитесь вокруг. Степень этого влияния каждый может оценить самостоятельно, но сегодня я хочу поднять тему, которая не дает мне покоя уже несколько недель. Мы поговорим о том, что большинство людей в кризис откидывают размышления как таковые, переходят на простую модель восприятия информации. То есть не видят полутонов, дополнительных смыслов, откидывают дополнительную палитру. Мир становится предельно резким и во многом упрощенным, черное — это черное, белое должно быть исключительно белым. И подходя с такой меркой к миру, мы оцениваем действия других людей и компаний именно так, причем зачастую наделяя компании человеческими чертами. И когда компания что-то делает или тем более не делает, мы оцениваем эти шаги, словно их предпринял человек. Обижаемся, сетуем, высказываем эмоции. В параде “уходов” обычно главной эмоцией становится очень простая — да катитесь вы, проживем без вас. Обида высказывается прямолинейно. И происходит деление мира на друзей и врагов, первые получают всемерную поддержку, а вот вторые — осуждение в разных формах.

На днях в AppGallery исчезли приложения банков, которые находятся под американскими санкциями. Новость наделала много шума, так и хочется воскликнуть: «И ты, Брут!». Многие отчего-то считали, что Huawei — это последний оплот российского рынка. Компания, которая в 2019 году попала под санкции США, теперь просто обязана выступать единым фронтом с Россией. И такой союзник выглядит сильным игроком. За последний месяц чего я только не читал о таком союзничестве и каждый раз задавался одним вопросом: почему люди так хотят верить в чудеса и не хотят немного поразмышлять?

Доля Huawei в инфраструктурном оборудовании огромна, посмотрите на табличку ниже, приводил ее в нескольких материалах для понимания размера компании.

Компания живет под американскими санкциями, борется и растет вопреки всему. Но это борьба Huawei, которую нужно отделять от ситуации в России. Огромный бизнес Huawei построен как бизнес, тут нет политики, несмотря на то, что такие намерения компании постоянно приписывают. Обычно “здравый смысл” работает очень просто: крупнейшая телеком-компания мира из Китая, значит, Коммунистическая партия Китая не просто ее поддерживает, но ссужает неограниченными суммами, дает преференции и всемерно продвигает во всех уголках мира. Далее следует гениальный вывод, что компанию создали коммунисты. Потом в зависимости от взглядов наслаивается оценка, хорошо это или плохо, и понеслась душа по кочкам.

Мне же интереснее оценивать компанию с точки зрения бизнеса, тех решений, что принимаются, так как в них нет политики или она настолько скрыта, что докопаться до нее практически невозможно. В спорах относительно влияния Huawei на государство и обратного я всегда задаю простейший вопрос. Если у вас есть компания огромного размера, мировой лидер, то будет ли государство обращать на нее внимание в силу размера, находить способы взаимодействия? Мировой опыт говорит о том, что это всегда происходит. Для чиновников от государства большой бизнес — это деньги, влияние, избиратели, наконец. И Китай в этом аспекте никак не отличается от других стран. Безусловно, есть своя специфика, но она не так разительно отличается от Америки, России, Японии, как принято заочно считать.

То, чем заняты в Huawei, называется бизнесом, слово можно трактовать как угодно в зависимости от ваших взглядов. Мировой лидер в телекоме разрабатывает технологии, воплощает их в оборудовании и продает по всему миру, включая Россию. Для Huawei важны разные страны, и тут всегда происходит оценка рисков, которые возникают из-за тех или иных событий.

Санкции со стороны США не только закрыли для Huawei американский рынок, но многие европейские страны последовали в ограничениях за ними. При этом борьба за европейский рынок находится в самом разгаре, а на стороне Huawei, как ни удивительно, выступает та же Ericsson, руководство компании требует, чтобы китайский конкурент мог свободно торговать в Европе, и это залог правильной конкуренции. Такая тяга к конкуренции объясняется очень просто, у Ericsson есть продажи на китайском рынке, и запрет на Huawei в Европе моментально скажется на них, предполагается, что Китай пойдет на аналогичные шаги. Для Ericsson это означает падение продаж, выжить только за счет рынка Европы и других стран компания не сможет. Сегодня еще нужно добавить потерю российского рынка, которая может носить долгосрочный характер.

В Huawei с 2019 года вгрызаются в страны, где компании создают препятствия. Завоевание рынков идет с переменным успехом, рост не очень значительный, но он есть. И при этом компания работает под санкциями, имеет ограничения на поставки тех или иных технологий американских компаний, была вынуждена продать Honor на сторону.

Санкции болезненны для Huawei, но компания находит компромиссы, договаривается об исключениях в поставках и забирает те технологии, что им нужны. Так дешевле и проще, чем пытаться создать велосипед в каждой из областей. Например, смартфоны Huawei живы за счет того, что Qualcomm получила разрешение поставлять чипсеты. В Америке ограничили объем поставок, регулируют его и в любой момент могут запретить их. Фактически американцы получили рычаг воздействия, им кажется, что они на коне. В реальности Huawei поддерживает свои команды разработки, делает небольшой бизнес на смартфонах и параллельно создает другие решения. Компания наполовину живет в режиме подводной лодки, где большая часть разработок не афишируется, никому не показывается и происходит за закрытыми дверями. Ведь труби об этом Huawei на каждом углу, и палки в колеса стали бы вставлять все кому не лень.

Приведу пример из прошлого. Разработка сервисов на замену Google GMS началась еще в 2012 году, когда ничто не предвещало проблем с Google. Через семь лет, когда Google закрыла GMS для Huawei, никто не верил (включая меня), что за короткий срок компания создаст свою замену — Huawei Mobile Services. Но случилось чудо, когда за недолгий промежуток времени появились такие сервисы, через год они были более-менее работоспособны, через два полностью заменили GMS. Для стороннего наблюдателя это выглядит как чудо, если не знать, что разработка шла долгие годы. Тот самый режим подводной лодки. Нечто подобное происходит с процессорами, компонентами для электроники.

В Huawei можно увидеть политику, похожую на политику самого Китая. Компания копит силы и умения, чтобы выступить не в момент, когда уже есть что показать, но в тот срок, когда шансы на победу максимальны и она неизбежна. Ровно та же политика у России, наша страна предпочитает играть ровно так же — выигрывать в лотерею, когда все возможности на нашей стороне. В то же время у США ровно обратная задача, они уже на вершине горы, и им нужно защищать свои достижения, держать круговую оборону. В бизнесе мы видим подобный подход у многих американских компаний — Microsoft, Oracle, Qualcomm, Intel. Не всегда такой подход оправдывает себя, кто-то теряет свои позиции, на их место приходят другие игроки.

Нападки на Huawei со стороны Америки — это как раз-таки обеспечение своим игрокам преимущества, борьба за рынки сбыта. В нашем мире именно рынки сбыта определяют силы компаний и, как следствие, государств. Это сложная игра, в которой переплетены интересы многих стран и компаний. Например, ровно так же разрушали мобильное подразделение Nokia, американским компаниям не нужен был сильный конкурент в смартфонах, для Google и Apple требовалось место. Сегодня так пытаются разрушить Ericsson, поскольку компания сильна в своих продажах и наработках, она мешает американским корпорациям занять рыночные ниши. И попытка разрушить компанию будет происходить по сценарию Nokia, тут нет никаких сомнений.

Столь длинное предисловие было необходимо, чтобы вы понимали контекст, в котором работает и живет Huawei. Без этого контекста мы обречены совершать ошибки и пытаться определить, с кем идет Huawei, хотя компания в первую очередь преследует свои интересы и старается заработать деньги для себя.

Российский вопрос для Huawei — ничего личного, только бизнес

Напомню, что Huawei находится под санкциями, Россия попала под ограничения со стороны Америки, которые выглядят еще жестче, чем для китайской компании. Формула работы Huawei на российском рынке математически выверена — какую прибыль и возможности мы можем получить от России, что мы потеряем, работая в России и на других рынках. Это баланс, в который сводятся все плюсы и минусы.

В настоящий момент инфраструктура Huawei занимает, по разным оценкам, от 30 до 40% российского рынка, доля компании непрерывно росла с 2014 года. Объем российского рынка значительно больше, чем у отдельных европейских стран, но совокупно для Huawei Европа превышает в продажах Россию почти в два раза. И пока для Huawei формула выглядит не в пользу России — расширяя бизнес в нашей стране, компания начнет терять европейский рынок. С другой стороны, эти потери все равно неизбежны, так как Nokia и Ericsson без России начнут активнее встраиваться в европейских операторов связи плюс устроят демпинг. Та же Ericsson продавала свое оборудование в России в три раза дешевле рыночной цены, все в борьбе за долю рынка и в надежде отбить эти деньги на сервисе. Но не случилось.

В текущем моменте Huawei точно не будет влезать на баррикады и поддерживать явно и открыто российский рынок, риски для компании слишком велики. Отсюда позиция, которую занимает Huawei: мы работаем, как все другие вендоры, изучаем ситуацию и ничем от них не отличаемся. Мы как все.

В текущих условиях это уже немало, а скорее много. Требовать от Huawei, чтобы они отбросили свои бизнес-интересы, рисковали бизнесом компании по всему миру ради России, как-то наивно. Почему они должны это делать? Для этого нет никаких предпосылок. Конечно, многим этого хочется, ведь это вселит уверенность, что все будет хорошо. Но чудес такого рода не случается, этого точно не будет. В целом, глядя на Китай и на то, что делает страна, а компании — отражение общей политики и менталитета, говорить об однозначной поддержке в публичном поле невозможно. Такая поддержка всегда скрытая, она обходится без громких заявлений, которые не нужны. И мне такой подход импонирует, ведь важно то, что происходит в реальности, а не то, что говорится с высоких трибун. Проигрывая в восприятии людей, мы получаем многое в том, что скрыто от общества.

За последние недели прочитал десятки статей о том, что все пропало и Huawei теперь не с Россией (а она когда-то была с Россией?). Понимаю, что негатив хорошо себя продает, но все же давайте отделять реальность от вымысла. А начну с истории, которая меня достаточно сильно позабавила.

В Huawei существует несколько подразделений, это отдельные компании, каждая из которых занимается своим направлением. Инфраструктура — это отдельное большое направление. В московском офисе на Крылатских холмах у Huawei несколько зданий, инфраструктура занимает одно из них. И вот пару недель назад в сети стала появляться информация, что инфраструктурное подразделение отправлено в отпуск на месяц, потом новость стала обрастать “деталями”, оказалось, что это три месяца, и наконец всех “уволили”, бизнес закрыли и компания ушла из России.

Реальность сильно отличается от этих выдумок. Для Huawei важно было снять напряжение, связанное с обвинениями компании, что она оказывает всемерную поддержку российскому рынку, компания не хотела попасть под санкции со стороны Америки в самый острый период, когда всех выкашивали без разбора. На словах часть сотрудников отправлены в отпуск, это история для рынка. Люди работают дистанционно, текущие обязательства по контрактам выполняются, новые не подписываются. Причина? Да ровно та же самая, санкции и оценка ситуации на рынке, которая меняется ежедневно.

В Huawei выиграли в лотерее и вытянули счастливый билет. В компанию стоит очередь из тех, кто хочет купить оборудование для сетей. Это не просто маленькие компании, но гиганты, которые готовы тратить миллиарды долларов ежегодно, достаточно вспомнить «Ростелеком», включая «Теле2», а также «Сбербанк». Роднит эти компании то, что они находятся под санкциями. Но есть и многие другие игроки, кто не под санкциями, но готов покупать оборудование на большие суммы.

И теперь одно из объяснений, почему Huawei в “отпуске”. Ответить потенциальным партнерам компания ничего не может, более того, сам факт встречи с компаниями, которые находятся под санкциями, может трактоваться не в пользу Huawei, если он станет известен. Отсюда “отпуск”, который не предполагает деловых встреч и общения, более того, внутри есть полный запрет на общение с теми, кто находится под санкциями. Круг общения ограничен только компаниями, с которыми Huawei уже имеет контракты и работает. Максимально осторожная, выверенная позиция.

Физически Huawei не сможет обеспечить тот спрос, что есть в России, это невероятно. В данный момент и из-за ранее наложенных санкций Huawei нужно быть святее папы Римского. Компания первой не пойдет на какие-либо шаги, не будет делать ничего, чего не сделают прямые конкуренты. И вот тут начинается самое забавное.

Америка пытается разрушить Ericsson, заставила европейцев принять пятый пакет санкций и ограничить поставки телеком-оборудования в Россию. Моментально после этого выведя из-под ограничений всех телеком-игроков, указав, что никаких ограничений на поставки инфраструктуры нет. Причина понятная — захватить долю рынка ушедших Ericsson и Nokia везде, где возможно (оборудование сильно разнится, поэтому напрямую заместить не выйдет). Для Huawei самая выигрышная стратегия — ждать первых поставок со стороны американских компаний и потом поступать ровно так же. Это один из сценариев развития ситуации, при котором в проигрыше европейцы.

Другой сценарий похож на то, что сделала компания Nokia. Она выделяет сервисную функцию в независимые юридические лица в России, те никакого отношения к Nokia не имеют. Собрались технари, инженеры и создали ООО “Ромашка и лютик”. Это условное ООО будет обслуживать оборудование операторов, все крупные вендоры поступают сходным образом, и отличий тут нет. Та же Huawei может сделать ровно так же.

У меня нет сомнений в том, что через третьи страны поставки оборудования будут идти от большинства вендоров (та же Ericsson — исключение, они не смогут допустить даже малейшего риска). Такое оборудование будет дороже, чем когда вендоры поставляли его напрямую, выбор будет меньше. Но оно будет и никуда не исчезнет. То, что на словах все эти компании не работают в России, правильно, никто не хочет дополнительного давления со стороны США. Но реальность совсем иная, большого ограничения в поставках не будет. Цены будут таковы, что говорить о том, что телеком будет развиваться в прежнем объеме, нельзя. Но и падения качества связи с высокой вероятностью не будет, пока ситуация выглядит так.

Важная оговорка, каждый день приносит что-то новое, горизонт планирования минимальный. И поэтому все вышесказанное может измениться уже через неделю, появится какая-то иная информация, что полностью все переиначит. Но бегать с криками «все пропало» точно не стоит, ситуация не выглядит катастрофой, работа будет идти. Как именно она будет происходить, вопрос открытый, сегодня существует с десяток вариантов.

Но я точно могу сказать, что ожидать описания этих вариантов в прессе или с высоких трибун не стоит. Зачем? Чтобы что? Попасть под новые санкции и ограничения? Никто этого не хочет. Но размер рынка диктует для каждой компании необходимость так или иначе в него вгрызаться.

Просто одна цифра для понимания. В соседних странах в марте начало ломаться инфраструктурное оборудование, оно буквально “горит”. Поставки выросли в два раза, заказы выросли втрое. Плохое качество электричества, сбои и выход из строя — все это объясняет аномалию. Думаю, что таких аномалий у большинства вендоров в соседних странах случится еще немало.

А завершить этот текст хочу простым фактом. Компания Huawei всегда соседствовала в Москве с Microsoft, последняя закрывает свой офис, появляются парковочные места, которых всегда не хватало. И в Huawei забирают эти места для своих сотрудников, выкупают их на долгие сроки. Просто косвенное подтверждение намерений компании.

Но в публичном поле происходит ровно обратное, компания “уходит”, отправляет своих сотрудников в “отпуска”, соблюдает все санкции, как и другие вендоры. В Huawei будут святыми, им нужно быть такими.

Ситуация в российском телекоме не очень приятная, сложная, но не катастрофическая. Поэтому кричать «все пропало» рановато, еще поживем и поработаем. Надеюсь, что этот текст немного объяснил логику менеджмента Huawei, почему они так осторожны и почему вы никогда не услышите ничего о том, что компания нарушает санкции, наложенные на Россию. Все не так плохо, как это рисуется в воображении.