Стартапы в эпоху великой рецессии – смерть или мучительная смерть!

Привет.

Несколько лет правительства различных стран пытались скрыть неприглядный факт: мировая экономика отправилась в свободное падение, а рецессия стала реальностью. Первые робкие попытки осознать то, куда нас приведет эта рецессия, появились еще в конце 2017 года, но тогда всех, кто пытался назвать вещи своими именами, считали фантазерами, в том числе и меня. В 2018 году то, что нас ждет очень сложное время впереди, уже не вызывало сомнений, вопрос был только в том, когда в 2020 году эта рецессия будет объявлена официальной. Мое предположение было простым – после выборов в США, так как до этого момента экономику не будут трогать, чтобы не смешать карты в политическом процессе. Но черный лебедь в лице пандемии вируса выступил катализатором рецессии, и все процессы пошли вскачь. Уничтожает мировые экономики не пандемия, как это пытаются преподнести многие страны, убивает рецессия, что началась в предыдущие годы. Более того, для многих государственных институтов данная пандемия – это удобный способ объяснить все накопленные проблемы. Многие вспоминают великую депрессию 30-х годов прошлого века, для текущей ситуации вполне подошел бы термин «великая рецессия», не используй его журналисты для обозначения кризиса начала 2000-х. В наших медиа это словосочетание не прижилось, но оно отлично описывает то, с чем нам предстоит столкнуться. Ближайшее десятилетие станет самым сложным в новейшей истории мира – массовое исчезновение социальных льгот по всему миру, сворачивание гуманитарных программ и помощи другим странам, падение экономик и даже стран, рост числа локальных конфликтов. Мы в самом центре идеального шторма, хотя осознать это пока сложно. За окном та же погода, вас окружают привычные вещи, и будущее многими воспринимается в теплых тонах. Но это только видимость, так как выжить в этих условиях смогут далеко не все бизнесы, под ударом как небольшие компании, так и международные гиганты. Призрак национализации ключевых предприятий не просто маячит перед десятками корпораций, он с каждым днем становится все более и более реальным. Для государств, что печатают деньги в неограниченных масштабах, они нужны зачастую для подготовки национализации ключевых предприятий. На наших глазах происходит трансформация экономик, и этот процесс только в самом начале.

Уверен, что вы слышали о проблемах гостиничного бизнеса, состояние туризма не вызывает вопросов, производители автомобилей и самолетов, а также авиакомпании, поставлены на грань выживания. Это старые, сложившиеся десятилетиями бизнесы, в них мало неожиданностей. И про их проблемы написано столько, что повторяться нет никакого желания. Мне стало интересно взглянуть на то, как будут чувствовать себя те, кого мы привычно называем стартапами, то есть бизнесы в самом начале своего пути. Какие способы выживания у них есть, что они могут предложить рынку и потребителям в новых условиях, насколько стартапы останутся востребованными для венчурных инвестиций.

Американские единороги, или стартап на миллиард без экономической модели

Мне нравится Америка своим неуемным жизнелюбием и радостью от простых человеческих ценностей, например, денег. Масштаб финансовых рынков в США позволяет развернуться буквально любым стартапам, так как количество денег до недавнего времени превышало число компаний, которые могли их освоить. Золотой дождь омывал новичков, и количество получаемых раундов финансирования напрямую зависело от идеи, того, кто выступал от лица новичков, чьи деньги они смогли привлечь. Разумности в этом было крайне мало, скорее действовали инстинкты и боязнь не успеть инвестировать в проект, который может «выстрелить» и озолотить тех, кто успел в него вложиться в самом начале пути.

Превалирующей моделью стало создание стартапов без работающей экономической модели, что само по себе звучит дико и должно испугать любого разумного человека. Обычно при таком подходе создавалась красивая идея революционного сервиса, который меняет жизни людей (куда без такой идеи в наше время), а на эту идею списывались финансовые неудачи первого времени. Как вариант, такие неудачи можно было списать на стадию глобального роста, когда стартап инвестировал все деньги в географическую экспансию, выходил на новые рынки. На первое место при таком подходе выходили не финансовые показатели, а число пользователей, которые воспользовались продуктом стартапа. И это искореженная, недееспособная логика, так как она приводит к тому, что такие компании не могут существовать без финансовой помощи извне.

В массовом сознании Uber совершил революцию в пассажирских перевозках. Компания, которая не обладала собственным парком машин, не нанимала водителей на работу, стала агрегатором, заняла место между пассажиром и водителем. Правильный PR и маркетинг сделали свое дело, стоимость поездок в Uber в первые годы работы была бросовой или вовсе условно-бесплатной. Число тех, кто пользовался услугами Uber, росло как на дрожжах, уверен, что и вы выбирали Uber вместо привычного такси.

Стартапы в эпоху великой рецессии – смерть или мучительная смерть!

Привлечь пользователей в Uber можно было агрессивной стоимостью, которая ниже, чем у привычных такси. Технология Uber заключалась не только в стоимости, но и в быстрой подаче машин, большом числе водителей, что работали в сервисе. Компания вывела на дороги огромное число непрофессионалов, тех, кто смог зарабатывать на частном извозе и готов был получать намного меньше, чем профессиональные водители. При этом никаких серьезных обязательств за инциденты с машинами в Uber не имели, это касалось как водителей, так и пассажиров. Каждый использовал сервис на свой страх и риск, а низкая стоимость поездок становилась окончательным аргументом.

Пример Uber интересен тем, что экономическая модель компании никогда не сходилась, она была убыточной в том, как она подходила к своему бизнесу. Так было в первый день, так же дела обстоят и сегодня. Посмотрите на убытки Uber, они говорят сами за себя. В 2019 году компания потеряла 8.5 млрд долларов.

Стартапы в эпоху великой рецессии – смерть или мучительная смерть!

Отсутствие экономической модели не смутило инвесторов, что вкладывали в Uber деньги, продолжают это делать, так как PR компании рассказывает о том, что в недалеком будущем компания сменит водителей на машины с автопилотом и это полностью изменит экономику. Оставлю за скобками саму сложность технологии, отсутствие даже минимального понимания, когда такие машины будут ездить по улицам городов в разных странах. Этот процесс может занять десятилетия, это точно не дело ближайшей пары лет. Но эта сказка работает, компания провела IPO, капитализация Uber на данный момент – 44.5 млрд долларов.

Стартапы в эпоху великой рецессии – смерть или мучительная смерть!

Инвесторы, которые доверили свои деньги Uber, будут стараться сохранить их до последнего и убеждать всех и вся в том, что компанию ждет светлое будущее. Это не менее важный аспект работы экономики стартапов. Те, кто в них инвестирует, начинают убеждать всех в том, что их модель работает и она принесет деньги в будущем. Не буду на этом останавливаться подробно, но большинство венчурных инвесторов более-менее защищены и не могут потерять деньги в проектах при растущем рынке, поэтому они так смело инвестируют и так хорошо поддерживают иллюзию того, что в будущем что-то хорошее может произойти с такими компаниями.

Пример Uber не единичный, таких стартапов по всему миру огромное количество, отличается только их размер. Некоторые из них даже созданы по кальке Uber, людьми, что работали в компании. Это, например, сервис по прокату электросамокатов Bird.

Что будет происходить с такими стартапами или состоявшимися бизнесами без работающей экономической модели в условиях падения всех рынков? Ответ лежит на поверхности – они начнут сжигать деньги намного быстрее, чем делали это еще недавно. Кризис ускоряет негативные процессы, и компании сжигают деньги намного быстрее, иногда рост расходов происходит одномоментно, и остановить его невозможно. В 2020-2021 годах единственный вопрос, который будет волновать владельцев стартапов, это когда и как показать единоразовые убытки, как причесать свой бизнес, чтобы показать, что он обладает хотя бы минимальной выживаемостью в новых условиях.

Исчезновение смузи, свежих соков и бесплатных ништяков – первый звоночек

Меня всегда поражало, как культура, заложенная Google, проникла вначале во все компании Кремниевой долины, а потом стала тиражироваться по всему миру. Стартапы еще год назад называли необходимым условием для успешной работы обеспечение своих сотрудников здоровой едой, напитками и другими бесплатными бонусами. В мире капитализма казалось, что победил социализм – людям не только платили за работу, но еще и кормили их. Сетевые баталии вокруг «жадных» корпораций, что экономят на еде для сотрудников или (ужас, ужас!) берут за нее деньги, год к году становились все горячее и горячее. У меня на этот вопрос взгляд рабоче-крестьянский, он никогда не находил поддержки у тех, кто работает в долине или где-то под Сан-Франциско, частично в Сан-Диего. Мне всегда казалось, что ничего бесплатного в этом мире нет, а расходы на еду и другие «бесплатные» вещи вычитают из фонда заработной платы. Это дешевый способ пустить пыль в глаза, а также сбить ожидания по зарплате со стороны претендента. Никогда не забуду, как однажды попал в эту мышеловку, выступая в качестве внешнего консультанта для амбициозных ребят, творящих очередную революцию в телекоме. Огромный светлый офис в самом сердце долины, большая и красиво украшенная столовка. Одухотворенные люди, что порхают между массажем и посиделками на травке около офиса, можно захватить свои напитки или просто пообедать. Группка «инженеров» (по факту они оказались маркетологами) бродит вокруг здания по кругу и обсуждает насущные вопросы – «это прогрессивный способ поддерживать себя в форме, не сидеть за компьютером или столом не разгибаясь».

Когда мне устроили экскурсию, я искренне спросил в самом конце: «Вы правда считаете, что карго-культ сделает вас успешными? У вас нет никаких технологий, вы создаете видимость революции, но при этом не разрабатываете ничего, кроме рекламных проспектов и презентаций». Ответ был отличным: «Как хорошо, что мы подписали NDA и вы не сможете озвучивать свое ошибочное мнение кому-то, кроме нас». Этот стартап не был исключением, он скорее был правилом для Америки и многих иных стран – пустышка, что маскировалась под реальный бизнес. В ту пустышку на момент моего визита вложили порядка 30 млн долларов, а учредители говорили про возможность привлечь еще порядка ста. Думаю, что им это удалось в какой-то мере, хотя бизнес-идея трансформировалась на 180 градусов, и теперь они занимаются совсем другими вещами. Как говорил мой американский друг, «был бы ты умным, ты просто заткнулся бы, взял деньги и спокойно объяснял им, почему они не преуспеют в этом направлении. Им не нужна правда, им нужно, чтобы у них все было как у других – свои консультанты, свои PR-специалисты, свои отчеты по текущей деятельности, пусть в них нет необходимости, так как бизнеса нет».

Операционные расходы стартапов во времена затяжной, великой рецессии будет необходимо максимально сократить. Это означает множество последствий для всей экономики, а не только для экономики стартапов. Самое очевидное – это отказ от красивых и дорогих офисов, бесплатной еды для сотрудников и многого другого. Офисы – это то, чем пускают пыль в глаза потенциальным инвесторам, это также то, что стоит дороже, чем необходимо.

В 2008 году, когда случился кризис, мы отказались от большого офиса и переехали в офис поменьше. Выбирали соотношение цена/качество, тем более что никакой необходимости в том, чтобы пускать пыль в глаза, не было. Иногда в офис приезжают люди из больших корпораций, порой они задают вопрос, почему мы не снимем что-то более представительное. Мой ответ не менялся за эти годы, а звучит он так: «У нас нет потребности в большом красивом офисе, так как он будет стоить намного дороже, чем тот офис, что у нас есть. Дороже означает, что мы будем в рамках наших отношений брать большую сумму с вас, так как себестоимость наших услуг вырастет. Конечно, вы можете работать с любой компанией, особенно если вам важно, как выглядит их офис, где вы не будете появляться. У нас нет задачи пустить вам пыль в глаза, так как мы продаем тот продукт, что вам нужен, и вы уже здесь, так как сравнили его с другими предложениями на рынке». Еще ни разу нам никто не отказал в контракте из-за офиса и того, как он выглядит, где расположен. Другое дело – стартапы, им зачастую жизненно важно пустить пыль в глаза, особенно если у них нет продукта. Для меня зачастую наличие дорогого офиса у стартапа – это тревожный звоночек, так как это показывает, что они просто не умеют считать деньги.

Такой стартап, как WeWork, построил свой бизнес на сдаче офисных помещений. Мне сама концепция этого стартапа кажется обманом, что, впрочем, и доказали последующие события.

Стартапы в эпоху великой рецессии – смерть или мучительная смерть!

Одним из основных инвесторов WeWork стал Softbank (через фонд Vision), теперь два топ-менеджера WeWork подали в суд на Softbank и требуют 3 млрд долларов за невыкуп акций компании. Шансов выиграть этот суд у них нет, так как против стартапа идут как административные, так и уголовные дела. Но эта история очень хорошо демонстрирует природу инвестиций, ведь фонд Vision был гарантией качества, и многие, не задумываясь, инвестировали туда же, куда и он. Результат? А он очень типичен – потерянные деньги и неясные перспективы сохранить хоть что-то. Сегодня фортуна переменилась, и все инвестиции Vision по умолчанию считаются рискованными, причем никакого различия между ними не делается. Это также показывает эмоциональную природу тех, кто вкладывает деньги в стартапы.

Сокращение расходов – это не только отказ от дорогой аренды, но и сокращение собственных штатов. Например, в Bird поступили очень просто – уволили на видеозвонке более 400 своих сотрудников (это около 40% всего штата компании). Эту историю описывал отдельно, советую почитать, как это выглядит.

Рискну утверждать, что сокращение штата станет нормой для всех стартапов, которые не имеют рабочей экономической модели. Вопрос только в том, когда это произойдет и какая денежная подушка у них есть в данный момент. У кого-то это случится сейчас, кто-то продержится чуточку дольше, но результат будет ровно тот же. Даже такие корпорации, как Microsoft, останавливают прием на работу новых сотрудников, это первый шаг перед дальнейшими сокращениями, которые наступят во второй половине 2020 года. Предполагать, что стартапы смогут продержаться лучше, чем Microsoft с выверенной моделью бизнеса, смешно. Этого не случится.

Хорошая новость в том, что исчезновение многих стартапов оздоровит ситуацию для условно-традиционных компаний, они смогут избавиться от ценового давления, когда стартапы продавали свои услуги или продукты в минус, не имея никакой экономики. Для потребителей это, напротив, новость плохая, стоимость практически всех услуг и продуктов вырастет, причем кое-где рост может стать заметным и идти на десятки процентов.

Время возможностей или время, когда нужно выживать?

Банальная фраза о том, что кризис – это время возможностей, пока еще звучит свежо, она дает надежду, что можно выиграть и извлечь прибыль из этой ситуации. Некоторые стартапы видят в этом возможность нарастить пользовательскую базу, а уже потом придумать, как научиться ее монетизировать! Следование старым курсом – это прекрасно, но это дорога в никуда, особенно в этот кризис.

Страдают как большие, так и малые компании. В первую очередь проблемы начинаются у всех, кто завязан на реальный мир и кого затронул карантин. Например, Airbnb заморозил свой маркетинговый бюджет на 800 млн долларов, его просто некуда тратить. Вопрос массовых увольнений – это вопрос времени. Кажется, что от пандемии выигрывают те стартапы, что работают в области дистанционного обучения, телемедицины, предлагают обучающие курсы или облачные игры. Все они наблюдают небывалый всплеск интереса к своим услугам, спешно наращивают мощности, работают в режиме загнанной лошади. К сожалению, большинство из них никак не изменили свой подход к бизнесу, они ровно так же работают на увеличение числа пользователей, не осознают, как должна поменяться их бизнес-модель в новых условиях.

Например, во время этого карантина многие решили потратить часть времени на изучение иностранных языков, выросла потребность в курсах, приложениях. Кто-то отдает такие курсы бесплатно в надежде, что затем часть пользователей вернется, кто-то делает скидки на долгий период и считает, что сыграет такой подход. Но основная проблема всех этих стартапов и даже уже сформировавшихся бизнесов в том, что они не продумывают план того, что будет дальше. Что случится, когда карантин закончится, а реальные доходы людей упадут? Что произойдет с их личным временем? На что они смогут и будут его тратить? На изучение языка или поиски работы, разные подработки, чтобы остаться на плаву? Конечно, можно рисовать все в розовых тонах, как это делали всегда. Но это значит, что красивые графики роста числа пользователей просто обернутся сильным падением чуть дальше.

Меня не удивляет, что многие стартапы ринулись искать очередные инвестиционные деньги, откровенно врут о своих перспективах (осознанно или нет, не так важно). При отсутствующей экономической модели эти деньги сгорят очень быстро, а затем наступит момент, когда придется закрывать предприятия и это можно будет объяснить общей ситуацией.

Не поймите меня превратно, в кризис можно и нужно создавать новые проекты. Они могут быть успешными, и есть множество примеров сильных компаний, что были рождены в условиях кризиса. Но таких примеров не так много, что логично, так как стоимость денег и ресурсов в кризис совсем иная. В нынешних условиях возрастает цена ошибки, лучше сто раз отмерить, прежде чем решиться на что-то. Могу судить по себе, число проектов и консультаций в кризис вырастает почти на порядок, времени почти не остается. Это логично, так как люди пытаются быть аккуратными, не допускать ошибок. И стоимость оценки таких ошибок нивелируется перед возможностью потерять все свои инвестиции в короткие сроки.

Каждому из нас нужно искать сегодня то, как можно измениться и что может быть интересным для рынка. Как измениться вам как сотруднику, как измениться тем, кто занят бизнесом. Это интересное, пусть и очень сложное время. Но пена в виде раздутых стартапов уходит в никуда, этот пузырь уже лопнул. И в 2020-2021 годах вы увидите исчезновение многих имен, как тех, что на слуху, так и тех, что остались незамеченными широкой публикой.

Ссылки по теме

Эльдар Муртазин (eldar@mobile-review.com)
Twitter    Instagram    Блог MrMurtazin.com

Опубликовано — 09 апреля 2020 г.

Поделиться

Мы в социальных сетях:




Есть, что добавить?! Пишите... eldar@mobile-review.com

 

Новости:
Hit

05.06.2020 Видео на канале: Что такое Nokia 5310 XpressMusic в 2020 году?

05.06.2020 Samsung готовит выход наушников Galaxy Buds+ в версии BTS-Edition

05.06.2020 Стали известны цена и другие подробности о смартфоне Redmi 9

05.06.2020 Сервис доставки продуктов СберМаркет установил в мае рекорд по доставкам

05.06.2020 Xiaomi патентует еще одну конструкцию складного смартфона

05.06.2020 Lenovo представила ноутбук Lenovo Chromebook 3 с 11-ти дюймовым дисплеем

05.06.2020 Производитель бытовой техники Gree Electronics готовит к выпуску свой первый 5G смартфон

05.06.2020 Компания Coolpad выпустила смартфон Coolpad COOL 10

05.06.2020 В России наушники премиум-класса пополнились новой моделью Harman Kardon FLY TWS

05.06.2020 В Европе стартовали продажи обновленного смартфона Honor 8S 2020

05.06.2020 Leica D-Lux 7 вышла в черном цвете

05.06.2020 APT-группировка Cycldek разработала ПО для кражи данных с физически изолированных устройств

05.06.2020 Продажи электромобилей в Европе выросли на 72%

05.06.2020 Новая версия флагмана шумоподавления Sony 1000 XM4

05.06.2020 Россияне стали тратить больше денег на игры

04.06.2020 Великобритания планирует заменить 5G оборудование от Huawei аналогами от NEC и Samsung

04.06.2020 ВКонтакте решил составить конкуренцию TikTok

04.06.2020 Xiaomi запускает смарт-часы Haylou LS04 Solar, работающие месяц от одной зарядки

04.06.2020 В России стартуют продажи смартфонов серии HONOR 30

04.06.2020 Samsung потратит $31,8 млн на 28 исследовательских проектов

04.06.2020 Xiaomi инвестирует в Zhiyun - китайского производителя гибких OLED дисплеев

04.06.2020 У мессенджера Telegram 30 млн пользователей в России

04.06.2020 Создан первый в мире серийный сервер видеоконференцсвязи на процессорах «Эльбрус»

04.06.2020 Руководителю Samsung грозит арест

04.06.2020 HUAWEI представила на российском рынке ноутбук MateBook 13 на базе процессора AMD

Подписка
 
© Mobile-review.com, 2002-2020. All rights reserved.