«Яндекс – найдется что-нибудь», сказ про российского IT-гиганта

«...И от всякого, кому дано много, много и потребуется; и кому много вверено, с того больше взыщут»
Евангелие от Луки

Привет.

У меня особое отношение к «Яндексу», и вот почему. Этой компании многое дано, так как она возникла в те годы, когда Интернет только начинался и вовлекал в свои сети все большее и большее количество людей. На волне роста «Яндекс» смог стать ключевым игроком рынка рекламы в Рунете, много инвестировали и продолжают инвестировать в разработчиков, и это можно только приветствовать. В самой компании неоднократно себя называли и продолжают называть ключевым игроком Рунета, одной из ключевых IT-компаний в России. И можно сказать, что именно так и обстоят дела. Проблема только в том, что «Яндекс» – ключевой игрок только с точки зрения оборотов и доли поискового трафика, что сложилось исторически. Ни идеологически, ни ментально эта компания не определяет рынок, не влияет на него и попалась в простую ловушку, что расставило государство. «Яндекс» сегодня – это безвольная компания, которая делает вид, что они могут предопределить будущее, но на самом деле комплиментарны по отношению к российскому государству и полностью от него зависят. Это является секретом Полишинеля для всех, кто хоть чуточку погружен в интернет, но данная тема – табу в стенах «Яндекса», где упорно делают вид, что ничего не происходит. Позиция страуса хороша для тех, кто любит получать пинки по мягкому месту с неожиданных сторон.

В какой-то мере можно сравнить «Яндекс» с большим пузырем, что пока еще надувается, но в силу заложенных особенностей конструкции может лопнуть в тот или иной момент времени. Нет, компания никуда не денется, она будет существовать долгие годы. Но внимания ей мы придавать не будем, ведь нам памятно имя «Рамблер», что гремело когда-то. Но уверен, что в современной жизни мы почти не вспоминаем «Рамблер», он прочно забыт для уха обычного потребителя. Кризис внутри «Яндекса» нарастает и в первую очередь он лежит в политической плоскости, это попытка усидеть одновременно на двух стульях – с одной стороны, работать с государством и соглашаться со всем, что оно предлагает, в обмен на режим максимального благоприятствования. С другой стороны, попытка сохранить лицо перед собственными сотрудниками, что в большинстве своем государство не поддерживают и считают себя оппозицией. Когнитивный диссонанс от этого с каждым годом нарастает, и хочется сказать простую вещь: вы либо крестик снимите, либо натяните трусы. Одновременная попытка существования в двух мирах просто невозможна. Нельзя отдавать государству все, что оно требует, и одновременно считать, что вы независимы. Каждая сделка в прошлом имеет свою стоимость, и пришло время «Яндекса» заплатить за них.

Чтобы перейти в плоскость конкретики, давайте посмотрим на текущий кризис в «Яндексе», который возник из-за желания государства в большей мере регулировать то, что происходит в сети.

Предпосылки текущего кризиса для «Яндекса»

11 октября акции «Яндекса» упали почти на 20% из-за обсуждения законопроекта об информационно значимых ресурсах.

«Яндекс – найдется что-нибудь», сказ про российского IT-гиганта

Суть предложения заключается в том, что информационно значимые ресурсы, имеющие в России значительную долю, получающие сведения о российских гражданах и иную информацию, должны иметь иностранное участие в размере не более 20% от голосующих акций. Причем это ограничение накладывается на российское юридическое лицо, которое осуществляет деятельность внутри страны. Какой из ресурсов является значимым, будут определять чиновники.

Ни для кого не секрет, что российская гордость, IT-гигант «Яндекс», не является российской компанией. В России компания представлена ООО «Яндекс», которое, в свою очередь, на 100% принадлежит голландской Yandex N.V. Прелесть ситуации заключается в том, что «Яндекс» везде позиционирует себя как российскую компанию, но таковой по всем признакам не является. Россия – это единственный рынок для «Яндекса», где компания получает львиную долю выручки, и в этом аспекте она наверняка российская. Но юридически и де-факто «Яндекс» не является российским, он выбрал другую юрисдикцию. Ровно то же самое можно сказать об основателе компании и главном частном владельце, Аркадии Воложе. Помимо российского гражданства, он также является гражданином Мальты.

Для меня структура «Яндекса» понятна и легко объяснима, люди не верят в Россию, предпочитают держать деньги в Европе и развивать свой бизнес там. Но все попытки «Яндекса» сделать что-то вне России оказывались, как правило, неуспешными. Амбиции подкрепить делами на практике не удалось. В итоге структура осталась, но единственным ключевым рынком стала Россия. И нежелание ориентироваться на этот рынок с точки зрения налогов, присутствия на нем многое говорит о менеджменте компании и настроениях. У меня это не вызывает никаких позитивных эмоций, развивать нужно в первую очередь свою страну и делать это не в минимально возможном объеме и утилитарно, как это мы видим в случае «Яндекса». Компании многое дано, но она очень мало отдает России как своему основному рынку.

В 2014 году в России приняли закон, согласно которому участие иностранных компаний и граждан в российских СМИ должно быть ограничено 20% порогом. Этот закон аналогичен тому, что предлагается сегодня относительно интернет-компаний. В 2014 году было множество обсуждений того, что это означает негативные последствия для медиа-рынка, уход крупных международных издательских домов, потери налоговых денег и многое другое. Спустя пять лет можно говорить, что страхи были сильно преувеличены, ничего этого не случилось. Рынок быстро перестроился, бывшие владельцы нашли возможности передать свои доли российским гражданам или юридическим лицам. Структура владения стала более прозрачной, но самое забавное, что вырос сбор налогов, он стал прозрачнее, исчезла возможность осаждать деньги за рубежом, что многих, безусловно, расстроило. Но схемы оптимизации доходов сильно изменились и не дают тех сверхприбылей, что были когда-то, налоги в России пришлось платить, и в полной мере. Визг и вой в 2014 году был не об ограничении свободы слова или чего-то подобного, за этим стояла экономическая подоплека. Ровно то же самое мы видим в ситуации с «Яндексом» и другими интернет-ресурсами.

Кто может лучше рассказать про «Яндекс», чем генеральный директор компании? Думаю, что никто. По следам обсуждения законопроекта Елена Бунина рассказала о своем видении компании и того, как закон может на нее повлиять. Этот текст появился только из-за этого интервью, так как оно в полной мере описывает то, что происходит в «Яндексе».

«Яндекс – найдется что-нибудь» – гендиректор о собственной компании

В бизнесе не существует жестких правил, за исключением тех, что устанавливаются законами. Но есть негласные правила, по которым не принято показывать слабость собственной компании, выставлять ее в невыгодном свете. Это нелогично и глупо, тем не менее, интервью гендиректора «Яндекса» для РБК – это роспись в бессилии компании, невнятные причитания о будущем.

Оригинал интервью можно прочитать вот здесь.

Это очень характерное интервью, оно меня зацепило именно своей наглядностью и тем, что оно как нельзя лучше демонстрирует тот кризис, что бушует в стенах «Яндекса». Это старые, наболевшие проблемы, которые компания не может решить. Буду приводить цитаты из интервью и просто давать свой комментарий.

Мы не понимаем, почему применительно к интернет-компаниям речь идет о 80%. Государство понимает, как контролировать экономику, работающую с реальными, физическими предметами — таможня, санитарный контроль и другие барьеры, через которые можно контролировать доступ товаров на внутренний рынок. Но ведь интернет границ не знает, и меры, которые предлагает законопроект, здесь сработают ровно в обратную сторону: глобальным игрокам оставляют свободный доступ на рынок России, а российские — в обратную сторону — работать уже не смогут. Из-за нехватки инвестиций их продукт будет отставать и попросту никому не будет интересен. Ни там, ни здесь.

Я несколько смущен тем, что Елена Бунина делает вид, что никаких аналогий законопроекта в нашей реальности нет, что она не понимает, о чем идет речь. Поиск в «Яндексе» выдает десятки статей на эту тему, но попробую объяснить популярно и очень доступно.

Государство вполне закономерно считает, что «Яндекс» стал этаким средством массовой информации, по факту таким не являясь. Лента новостей СМИ от «Яндекс» стала отличным и популярным инструментом, который показывает интересы общества. Более того, этот агрегатор генерирует нешуточный трафик, и, как следствие, это распространение информации.

Обсуждение того, что новостная повестка в стране на ленте «Яндекса» правится руками, возникало неоднократно. Очень часто алгоритмы «Яндекса» давали сбой, и все время в пользу государства, что вызывало нешуточные обсуждения, они не утихают и сегодня. Это стало доброй традицией – подколоть компанию о том, что за события они вдруг не увидели. По всем косвенным признакам это указывает на цензуру, но в компании, естественно, отрицают все и говорят, что просто так устроены их алгоритмы.

В 2014 году долю иностранцев в СМИ ограничили 20%, ровно то же самое предлагается для интернет-компаний, и это подобие вполне адекватно и уже доказало для государства, что закон работает. Налогов стали собирать больше, рынок стал прозрачнее. Поэтому вопрос о том, откуда возникло число 80% или 20%, не может возникать в принципе, тут все очевидно. Включать режим демагогии и пытаться показать, что есть непонимание числа, это не просто непродуктивно, это очень слабая позиция. В конце концов, это не торги, на которых обсуждаются коммерческие условия сделки.

Еще меня смущает вот эта фраза: «Меры, которые предлагает законопроект, здесь сработают ровно в обратную сторону: глобальным игрокам оставляют свободный доступ на рынок России, а российские — в обратную сторону — работать уже не смогут. Из-за нехватки инвестиций их продукт будет отставать и попросту никому не будет интересен».

Мысли генерального директора «Яндекса» сформулиированы не очень четко, зачастую не очень понятно, что она имеет в виду. Никаких юридических ограничений работы на внешних рынках для российских игроков в законодательстве России не содержится, законопроект также не имеет таких ограничительных мер. Если трактовать слова Елены так, что чтобы быть успешным на Западе, компаниям нужны западные же деньги, а в России их просто нет, то у меня случается коллапс логической цепочки.

В данный момент у «Яндекса» нет никаких ограничений на иностранные инвестиции, это на 100% дочка голландской компании. При этом «Яндекс» не является успешным игроком на внешних рынках, нигде вне постсоветского пространства «Яндекс» не добился каких-либо заметных успехов. В логике Елены Буниной все должно было случиться ровно наоборот: иностранные деньги дали компании толчок к развитию, и она создала классные продукты, что начали захватывать мир.

То, насколько «Яндекс» зависит от России, видно в годовом отчете компании для американской Комиссии по ценным бумагам, все данные приведены в рублях. Из них же следует вполне очевидное, доходы «Яндекса» напрямую связаны с Россией и проистекают из нее.

«Яндекс – найдется что-нибудь», сказ про российского IT-гиганта

А еще меня смущает то, что только иностранные инвестиции позволят «Яндексу» развивать свои продукты, что не является истиной ни в каком разрезе. Та выручка, которую получает «Яндекс» в России, позволяет компании легко и просто инвестировать во все разработки, что компания ведет в данный момент. Ограничением является только желание или нежелание топ-менеджмента вкладывать в эти направления деньги. И средств для инвестирования внутри страны хватает, например, Сбербанк вложил в 2018 году 30 млрд рублей в развитие «Яндекс.Маркета», а также торговых площадок компании. Помогли эти деньги тому же beru.ru? Увы, нет, эта площадка так и не стала популярной, не заняла значимой доли рынка. Но вопрос ведь не в этом. Инвестиции были из России и на российские деньги, о чем Елена почему-то старательно забыла. Слова Елены не выдерживают никакой критики, они просто оторваны от реальности «Яндекса» и реальности рынка. Нет никаких массовых инвестиций западных компаний, есть русские деньги, что приходят в «Яндекс» с западных счетов. Это тоже секрет Полишинеля.

«Яндекс – найдется что-нибудь», сказ про российского IT-гиганта

Но мы все же говорим про приоритеты государства, ведь именно об этом написано в законопроекте. Они включают защиту национальных интересов. Что, повторюсь, вполне понятные цели, но методика их достижения пока вызывает много вопросов. И все разумные люди это прекрасно понимают.

Если гипотетически моделировать вариант со снижением стоимости акций. Кому это может быть выгодно? Допустим, сейчас акции упали на 20% и их купили. Они потом на 20% отросли. Нехорошая игра, но понятная.

Теперь представьте, что такой закон почти выпустили, все уже на волоске и, например, наши акции упали еще больше, до $10. И наконец, тот человек, который это все задумал, купил все наши акции и стал руководить компанией. Предположим.

Чувствую себя крайне неудобно, когда меня обманывают. Я всегда исхожу из предположения, что генеральный директор большой компании не должен никого осознанно вводить в заблуждение. Структура акций «Яндекса» такова, что невозможно на открытом рынке купить достаточный пакет, чтобы управлять компанией, это было сделано изначально и осознанно. Контроль над компанией принадлежит Аркадию Воложу, он владеет 85.03% акций класса В, одна такая акция имеет 10 голосов. Всего таких акций 37.7 млн штук. А вот класса А акций 289.2 млн штук, но они имеют только один голос. В свободном обороте 37.7% акций класса А. Подмять под себя «Яндекс», скупая акции на бирже, просто невозможно. Зачем Елена Бунина рассматривает не просто гипотетическую ситуацию, а то, чего не может случиться в этой реальности ни при каких обстоятельствах? Это сказка для внутреннего употребления, для сотрудников «Яндекс», коих хотят напугать, другой причины не вижу.

Надо не забывать, что у наших сотрудников, почти у 50%, часть компенсации находится в акциях. Это ключевые люди. Для самых топовых падение акции, например, в четыре раза означает аналогичное падение дохода. Для каких-то просто хороших специалистов это падение дохода, предположим, на 30%, тоже прилично. И что они после этого делают? Собирают вещи и уезжают в Facebook. А когда у нас, например, 25% ключевых сотрудников уехали в Facebook, что получит новый условный владелец? Вся сила компании в людях.

Мне снова крайне неудобно за знания Елены, и чувствую, что меня это расстраивает, ведь это генеральный директор «Яндекса», и при этом нет минимального понимания того, как устроен рынок, в том числе рынок труда. В «Яндексе» «хорошие специалисты», да и другие сотрудники, получают зарплату, это основная часть их дохода. В «Яндексе» утверждают, и делают это в огромном числе источников, что зарплаты специалистов и сотрудников компании находятся на рыночном уровне.

Мотивационная часть для менеджеров среднего звена и топов такая же, как во многих западных компаниях, это акции «Яндекса». Мотивация тут понятна: будете работать хорошо на благо компании, и тогда ваш пакет акций вырастет. Это премия, это не часть основного дохода.

Подспудно чувствуется, что в мире Елены не свободный рынок, а акции всегда должны расти. В этой логике разработчики Facebook в прошлом году должны были массово бежать из компании в «Яндекс», так как там падала стоимость акций, обвалилась в скромные два раза. Массового исхода разработчиков, тем не менее, не наблюдалось.

«Яндекс – найдется что-нибудь», сказ про российского IT-гиганта

Меня откровенно пугает то, что человек, стоящий во главе «Яндекса» настолько не понимает базовых вещей и того, как работает рынок. Впрочем, это отражение всего, что делает компания вне своих привычных компетенций, много апломба и мало знаний. Пример «Яндекс.Телефона» очень показателен в этом аспекте, яркий и фееричный провал. А сколько красивых слов было сказано про поддержку в течение десятка лет, разработки и так далее. Все это оказалось ложью.

— Изменение структуры акционеров «Яндекса» потребуется в любом случае, если будет принят вариант законопроекта Горелкина: там не допускается вариант двойного гражданства, которое есть у Аркадия Воложа.

— Он российский гражданин с российским паспортом. В любой ситуации можно сделать какую-то разумную реструктуризацию, которая не затронет операционное управление. Это ключевое. Но еще раз про этот законопроект: мы вообще не понимаем, зачем он нужен. В текущих формулировках он никаких проблем не решает.

Право слово, мне снова неудобно. Он решает простую проблему: контроль государства над значимыми активами, повышение прозрачности, рост сбора налогов. Это не решает проблем «Яндекса», так как сейчас компания пользуется налоговыми льготами в других странах. Посмотрите отчет компании за 2018 год, вы даже предположить не можете, какая налоговая нагрузка на «Яндекс». Вас это число поразит до глубины души, даже не буду его приводить. Посмотрите в табличке на доходы в рублях, а потом на налоги. И у меня тут возникает вопрос, почему я плачу налоги в полной мере и безоговорочно, а голландский «Яндекс» делает это совершенно по другой ставке.

«Яндекс – найдется что-нибудь», сказ про российского IT-гиганта

В интервью много раз звучит слово «разумный» – разумные люди, разумная реструктуризация. Но проблема двойного гражданства Аркадия Воложа не будет решена так просто, на примере закона о СМИ мы видели, как решались эти вопросы, исключение для Воложа никто не сделает. Все примеры уже есть, и они состоялись на практике. Попытка сделать исключение для «Яндекса» приведет к хаосу на медийном рынке, все спросят, почему это так. И, конечно же, это мечты, на практике решение вопроса уже известно.

Сейчас есть закон о СМИ, по которому лицензию может получить только СМИ с 20-процентной долей иностранцев. Мы работаем только со СМИ, имеющими государственную регистрацию, и агрегируем только то, что они пишут. Если зарегистрированные СМИ что-то написали — непонятно, при чем тут агрегатор? Любое наше вмешательство в этой части как раз будет противоречить действующему законодательству. Картину складывают алгоритмы на основе того, что пишут официально зарегистрированные СМИ. Если пишут много — новость может попасть в топ, мало — сюжет в топ новостей никогда не поднимется.

Право слово, это очень смешно. В первой части интервью недоумение, откуда взялась цифра в 80%, во второй – объяснение этого на практике. Аплодирую! Один вопрос – один ответ. И то, что интервью будут читать в совокупности, видимо, не принималось во внимание.

— Вы присутствовали в этом году на прямой линии с Владимиром Путиным, на которой он сказал, что государство «Яндексу» помогает. Это про что было?

— Я думаю, может быть, он имел в виду решение ФАС по праву выбора поисковика (по мировому соглашению ФАС и Google от 2017 года компания не препятствует установке альтернативных сервисов на смартфонах и других устройствах на базе Android. — РБК). Но это скорее была помощь всему рынку. Мы очень благодарны, что государство в лице ФАС создало равные условия для всех компаний. Регулирование по беспилотникам тоже можно считать помощью. По крайней мере, мы благодарны за то, что это было сделано.

Если сто раз сказать, что «Яндекс» не работает с государством, не просит использовать административный ресурс для уничтожения конкуренции, то можно даже в это поверить. Решение ФАС это только подчеркивает, оно было сделано исключительно в пользу «Яндекса», причем доля компании в поиске после этого резко выросла. И на Google наложили множество ограничений. Почему? Ответ был прост – «Яндекс» в прямой конкуренции не был способен победить Google.

На этом остановлюсь, так как не могу разбирать это интервью во всех деталях. Оно слабое, очень точно показывающее то, как работает «Яндекс» внутри. Это компания, которая не может и не умеет отстаивать интересы отрасли, не говоря уже о своих собственных. В данный момент менеджмент компании защищает не будущее «Яндекса», а возможность, также как и раньше, жить в привычной структуре, которая приносит экономические выгоды. Это не про политику, это скорее про экономику. Но учитывая, что сказал президент России о том, как государство помогает «Яндексу», не может быть сомнений, что компания максимально близка к административному ресурсу. Сложно предположить, что настолько плотная работа с правительством Москвы и не только возможна для независимой компании, которая не полагается на административный ресурс. И это, на мой взгляд, нормально. Но как в старом анекдоте, «Яндексу» и его менеджменту нужно определиться – крестик или трусы. Одновременно и того и другого не будет. Невозможно сохранить внутри компании образ оппозиции и при этом работать де-факто на государство во всех аспектах. Невозможно быть голландской компанией и притворяться при этом российской. Этот кризис в «Яндексе» можно назвать кризисом идентичности, слова расходятся с делами. И меня неприятно поразило интервью РБК, оно просто вымораживает попытками манипулирования базовыми вещами. Слабое, невнятное, в котором нет четкой позиции компании. И после таких интервью есть ощущение, что компанию сожрут при желании с потрохами. У «Яндекса» нет лидера, ни для внутреннего использования, ни для внешнего.

Критикуешь? Предлагай! Возможный сценарий развития для «Яндекса»

У нас сложился отдельный жанр общения с «Яндексом». Муртазин пишет статьи на сайте и объясняет слабости компании. В «Яндексе» приватно обзывают Муртазина и говорят, что он неправ, а затем принимают сказанное к сведению и начинают воплощать в жизнь. Но воплощение происходит как-то странно, без понимания процесса, и выливается в дополнительные проблемы. Не верите? Так было с «Яндекс.Телефоном», который стали исправлять после череды статей и объяснений, что с ним не так. В итоге проект умер, но сколько было попыток его спасти.

Например, провал «Яндекс.Станции» и предложение запустить сервис по подписке в «Яндексе» просто скопировали почти один в один, можете прочитать мою статью, а потом посмотреть, что сделала компания. Но важны ведь мелочи, а когда вы не понимаете рынка, то эти мелочи оборачиваются проблемами. Реализовать то, что я описал, «Яндекс» так и не смог. Они теоретики, но от практики бесконечно далеки.

Что может сделать «Яндекс» в текущей ситуации? Вариантов существует множество, каждый из них имеет свои плюсы и минусы. Но давайте попробуем описать один из них. Предпосылки очень просты – «Яндекс» работает с государством и получает те или иные преференции, «Яндекс» не может уже отказать государству ни в малом, ни в большом. Пользователи «Яндекса» об этом догадываются, и им не нравится то, что делает в этой области «Яндекс», никто не знает правды, но кажется, что товарищ полковник контролирует все, что происходит в вашей почте, картах и так далее. В компании это осознают и пытаются даже с этим бороться, например, рассказывают, что в колонке есть принудительная клавиша отключения микрофона, а также выкладывают схему, чтобы люди в этом могли убедиться. То есть кризис доверия достиг очень высокого уровня, либо он так воспринимается внутри «Яндекса».

Давайте приведу несколько тезисов, которые могут стать для «Яндекса» спасительными. Поехали.

Не можешь победить – тогда возглавь

Все рынки живут примерно в одинаковых условиях. Мировой кризис раскручивается, и тихих гаваней не будет нигде. Мобильные операторы последовательно уходят с бирж, это компании, что значительно больше, чем «Яндекс», их затраты на развитие на порядки выше. Тем не менее, они не боятся лишиться западных денег, так как понимают, что их модель бизнеса позволяет жить внутри России, и жить комфортно. Они работают на упреждение, чтобы не оказаться у разбитого корыта.

То, что «Яндекс» пытается сохранить привычный миропорядок, оставить себя максимально непрозрачным, с голландской головной структурой, полностью противоречит тенденциям в России. Компанию, так или иначе, заставят стать прозрачной, это вопрос исключительно времени. И победить в этой игре «Яндекс» не сможет, для этого нет ни одного шанса, ни одного рычага воздействия. И вопрос не в законопроекте, вопрос в том, как развивается рынок. Не пройдет этот законопроект – будет другой.

Когда ты заведомо не можешь победить, нужно прекратить тратить на это ресурсы либо возглавить это направление. Во втором случае это принесет дополнительных союзников среди чиновников, вы станете ролевой моделью. А вот сопротивление, напротив, принесет недовольство и врагов, причем вас все равно сломают, но это будет долго, больно, и никакой лояльности не случится. История «Яндекса» в этом аспекте очень показательна, компания в той же позиции, что mail.ru, но последний старается не педалировать тему, не дает большого числа комментариев. И тот же mail.ru готов к переходу в российскую юрисдикцию, понимает неизбежность процесса. В «Яндексе» же живут надеждами, непониманием момента. И эта ошибка может повлечь определенные потери в будущем. Они не критичны, но окажут заметное влияние на компанию.

Прозрачность компании для пользователей, прозрачность для государства

В «Яндексе» много уделяют времени PR-инициативам по коммерческим продуктам, но почти совсем не говорят о прозрачности для пользователей, политике безопасности и так далее. Я пользуюсь рядом продуктов от «Яндекса», мне постоянно рекламируют те или иные вещи, что приносят компании деньги. Но ни разу не рассказали о том, как «Яндекс» относится к моим данным. Например, в том же «Яндекс.Такси» изменилось многое, и в лучшую сторону, но компания не тратит усилия, время и деньги на то, чтобы об этом рассказать. Есть хорошие темы, что могут быть выигрышными и убрать негатив в адрес «Яндекса». Нужно планомерно и еженедельно рассказывать об этом, сделать компанию максимально прозрачной. И только так можно показать, как вы работаете, что вы делаете. Это сложно, порой неприятно, но другого пути просто не существует. Иначе люди все так же будут думать про «Яндекс», что он сливает все и вся куда-то. Но чтобы это случилось, нужно, чтобы менеджмент понимал эту проблему как глобальную, а не как частную для тех же колонок (мол, они всегда слушают, поэтому объясним, что можно их отключить).

Внутренняя ответственность за слова топ-менеджмента

Это не первое интервью топ-менеджеров «Яндекса», в котором содержатся столь противоречивые слова. Я не представляю себе корпорации, что позволяют своим сотрудникам говорить так много, так часто не по делу и вне своих основных компетенций. Понятно, что PR от «Яндекса» – это бессмысленная функция для обслуживания коммерческих проектов, но возможно, стоит что-то с этим сделать и посмотреть на это с другой стороны. На данный момент PR «Яндекса» – вещь в себе, она не играет никаких значимых ролей для компании. Не оказывает никакого влияния на внутреннюю повестку. А роль PR – это не только общение с внешним миром, это также мостик между тем, что происходит внутри и как это происходит, и пользователями или внешними наблюдателями. Этого мостика сейчас не существует, PR берет любую ерунду и просто начинает повторять лозунги, кем-то придуманные внутри «Яндекса». Их соотношение с реальностью никого не волнует. «Яндекс» – не самый худший пример такого подхода, но очень типичный. И это грустно.

Решил остановиться, так как вдруг в «Яндексе» решат заняться этими задачами, тогда не хочу перегружать их работой. «Яндексу» многое дано, поэтому и спрос с него выше, чем с других. Но компания из раза в раз умудряется расстраивать, и это грустно. А вы как считаете, голландский «Яндекс» должен возмущаться российскими законами, или они его не очень касаются?

Ссылки по теме

Эльдар Муртазин (eldar@mobile-review.com)
Twitter    Instagram    Блог MrMurtazin.com

Опубликовано — 18 октября 2019 г.

Поделиться

Мы в социальных сетях:

Есть, что добавить?! Пишите... eldar@mobile-review.com

 

Новости:

13.05.2021 MediaTek представила предфлагманский чипсет Dimensity 900 5G

13.05.2021 Cайты, имеющие 500 тысяч пользователей из России, должны будут открыть местные филиалы

13.05.2021 Amazon представила обновления своих умных дисплеев Echo Show 8 и Echo Show 5

13.05.2021 МТС ввел удобный тариф без абонентской платы - «МТС Нон-стоп»

13.05.2021 Zenfone 8 Flip – вариант Galaxy A80 от ASUS

13.05.2021 Поставки мониторов в этом году достигнут 150 млн

13.05.2021 Состоялся анонс модной версии «умных» часов Samsung Galaxy Watch3 TOUS

13.05.2021 Tele2 выходит на Яндекс.Маркет

13.05.2021 OPPO представила чехол для смартфона, позволяющий управлять устройствами умного дома

13.05.2021 TWS-наушники с активным шумоподавлением Xiaomi FlipBuds Pro

13.05.2021 В России до конца следующего года появится госстандарт для искусственного интеллекта

13.05.2021 ASUS Zenfone 8 – компактный флагман на Snapdragon 888

12.05.2021 Компания Genesis представила внешность своего первого универсала G70 Shooting Brake

12.05.2021 В России разработан высокоточный гироскоп для беспилотников

12.05.2021 В Россию привезли новую версию смарт-часов HUAWEI WATCH FIT, Elegant Edition

12.05.2021 Раскрыты ключевые особенности смартфона POCO M3 Pro 5G

12.05.2021 Honor 50: стали известны дизайн и другие подробности о смартфоне

12.05.2021 Чипсет Exynos 2200 от Samsung будет устанавливаться и в смартфоны, и в ноутбуки

12.05.2021 МТС начала подключать многоквартирные дома к интернету вещей

12.05.2021 iPhone 13 будет толще и получит более крупные камеры по сравнению с iPhone 12

12.05.2021 Xiaomi договорилась с властями США об исключении из чёрного списка

12.05.2021 Xiaomi выпустила обновлённую версию умного пульта Agara Cube T1 Pro

Hit

12.05.2021 Игровые ноутбуки с NVIDIA GeForce RTX 3050 Ti уже в России!

12.05.2021 Индийский завод Foxconn сократил производство в два раза

12.05.2021 Lenovo отказалась от очного участия в предстоящем в июне Mobile World Congress

Подписка
 
© Mobile-review.com, 2002-2021. All rights reserved.